Нефть и налоговые изменения — экономисты указали основные факторы риска 

Нефть начала новый год с падения. Так, уже на 2 января баррель мартовской нефти Brent торговался по $ 53,12 (-1,85%), а единица февральской нефти WTI предлагалась по $ 44,84 (-2,10%). Предыдущие торги по стандартам завершились на уровне $ 54,12; $ 45,80 соответственно.

По данным аналитиков, падение цен на нефть обусловлено опасениями избытка предложения на фоне роста производства сырья в США и негативными прогнозами относительно роста мировой экономики. Сильнейшим фактором давления на мировые рынки остается торговая война между Соединенными Штатами и Китаем. Азиатский регион остается крупнейшим потребителем нефти, однако замедление мировой экономики, скорее всего, приведет к снижению спроса на нефть.

Таким образом, цены на нефть завершили 2018 год снижением впервые с 2015 года и оказались на уровне ниже нормы отсечения, заложенной в государственном бюджете нашей страны. На этом фоне экономисты продолжают размышления о будущем нефти в наступившем году.

«Говоря об ожиданиях от наступившего года, ключевое место за изменениями на мировом рынке нефти и волатильностью цен. Это объясняется тем, что национальная экономика все еще сильно привязана к ситуации на мировых углеводородных биржах из-за слабого развития ненефтяных отраслей», — считает экономист, отмечая, что с оглядкой назад можно констатировать повторение ситуации 2015 года, обусловленной, в том числе снижением доверия и бегством инвесторов.

Прогнозировать поведение нефтяных индексов в наступившем году сложнее, чем в предыдущие годы, говорит Губад Ибадоглу, апеллируя к сложившейся неопределенности между спросом и предложением. Экономист подчеркивает неопределенность ситуации на рынке на протяжении года, учитывая вступление в силу с 1 января 2020 года норматива Международной морской организации (IMO) о максимальном содержании серы в используемом при морских перевозках топливе не более 0,5%.

И несмотря на то, что участники соглашения по заморозке добычи нефти в рамках ОПЕК+ решили в очередной раз продлить его действие и в первом полугодии 2019 года страны сократят производство на 1,2 млн. тонн (исключение сделано для Кувейта, пережившего в октябре наводнение: ориентиром для страны станет сентябрьский уровень добычи), эти решения, а также уход с рынка иранских объемов и прогнозируемое замедление роста добычи в США могут вернуть стоимость нефти на уровень $70 за баррель. Однако как только цена становится выше 45-50 долларов за баррель, это дает сигнал для увеличения добычи сланцевой нефти в Соединенных Штатах, и это нивелирует усилия ОПЕК+ по стабилизации цен путем сокращения добычи.

«Цена барреля нефти для производителей упала ниже 55 долларов и это  невыгодно странам, добывающим «черное золото». В том числе упавшие индексы невыгодны для Азербайджана, — говорит Ибадоглу, — И если сложившиеся факторы уронят индексы «черного золота» еще ниже, ожидания текущего года могут не сбыться. Следует иметь в виду, что формирование дохода зависит не только от цены барреля, но также  от количества добываемой нефти, а оно в текущем году понизится по сравнению с прошлым годом. В целом же, экономическое положение в стране во многом будет зависеть от конъюнктуры мирового углеводородного рынка».

Ведь несмотря на то, что с запуска экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан прошло уже 12 лет, экономика страны все еще сильно зависит от нефти и подвержена влиянию мирового рынка «черного золота» и исходящим от него шокам. Экономист уверен, что это обстоятельство повысит риски управления национальной экономикой в наступившем году.

Помимо ситуации на рынке нефти, одной из ключевых проблем этого года экономисты называют налоговые правки, вступившие в силу с 1 января. «Осведомленность деловых кругов о налоговых изменениях, которые уже начали действовать, близка к нулю, благодаря сложному языку Налогового кодекса. Кроме того, резко увеличены штрафы», — сказал по этому поводу эксперт-экономист Натиг Джафарли.

Он полагает, что малый и средний бизнес столкнется с большими проблемами и штрафами, и принятые изменения в целом неприемлемы. «По этой причине правительство, скорее всего, уже в середине года либо примет новый Налоговый кодекс, либо же вернется к старому. Похожее мнение высказал экономист Акрам Гасанов, отметивший, что изменения в этот кодифицированный законодательный акт неминуемо означают рост налоговой нагрузки на бизнес.

С его слов, на такие выводы наводит системный анализ изменений: «Для бизнеса закрываются всевозможные пути и схемы оптимизации налогов, а если растут налоги, предприниматели поднимут цены на товары и услуги, что означает рост цен и инфляцию». Таким образом, в наступившем году ожидаются не только сугубо монетарные, но и фискальные предпосылки для инфляции.

| 2019-01-03T18:57:19+00:00 3 января 2019, 22:39|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 2,00 из 10) Загрузка...|