«На судьбу ОПЕК демарш Катара особого влияния не окажет»

Об экономических итогах саммита G20, о том, как это будет влиять на экономические взаимоотношения в дальнейшем, а также о выходе Катара из ОПЕК, повышении добычи нефти, рассказал в интервью # доктор экономических наук, профессор СПбГУ Станислав Ткаченко.

— Недавно состоялся саммит G20. Как вы оцениваете  саммит,  пришли ли страны к общему знаменателю в вопросе экономических отношений?

— Саммит в Буэнос-Айресе стал одним из самых бессодержательных в истории  Большой двадцатки форумов, в рамках которого крупнейшие экономики планеты обсуждают состояние дел в мировом хозяйстве. Форум создавался в 2008 году в самый разгар «ипотечного кризиса», поразившего как валютно-финансовые, так и сырьевые рынки планеты. Результативность работы Двадцатки в первые годы ее истории оказалась беспрецедентно высокой.

Первоначально Большая двадцатка собиралась два раза в год и была похожа на пожарную команду, пытающуюся остановить распространение огня в деревянном доме. Благодаря достигнутым на ее заседаниях соглашениям, а также их точному исполнению всеми 19-ю государствами и Европейским союзом, кризис 2008 года оказался краткосрочным, а его последствия не слишком разрушительными.

Все дальнейшие заседания были посвящены тому, чтобы выработанные «правила игры» для глобальной экономики, а также новое равновесие в мировой политико-экономической системе не нарушалось. Как показала десятилетняя история Двадцатки, эти цели были достигнуты без особых проблем.

А потом в 2016 году президентом США стал Дональд Трамп, и угроза стабильности либеральной экономической системы планеты стала исходить от крупнейшей державы – США. Сейчас на место стремления обеспечить максимально либеральный торговый режим на глобальном и региональном уровнях пришла практика ужесточения условий торговли, пересмотра достигнутых соглашений, экономических санкций и эмбарго. Т.е. начиная с 2017 года у Большой двадцатки главная миссия – не дать разрушить то, что было с таким трудом построено в 2008-2016 гг. Пока достичь этой цели не удается, торговым войнам США с их ближними и дальними соседями не видно конца.

Именно поэтому итоговая декларация, принятая лидерами в Буэнос-Айресе откровенно бессодержательная. В ней подтверждается стремление государств-участников к поддержанию стабильности валютно-финансовой системы,  наличие кризиса ВТО, содержатся призывы к реформированию этой организации, к пересмотру квот некоторых государств в МВФ и т.д. Но основная часть декларации (первые 22 из 31 пунктов), касается призывов проводить валютную и налоговую политику, которая будет поддерживать экономический рост и регулировать стабильность цен, а также бороться с причинами, порождающими экономическую миграцию. Если кратко, то лидеры государств в Буэнос-Айресе высказались «за все хорошее и против всего плохого» в мировой экономке.

Такая декларация подошла бы для подведения итогов научной конференции или, например, Всемирного экономического форума в Давосе. Резюмирую: пока будущее Большой двадцатки выглядит туманно. Если  у всех государств, входящих в ее состав в самое ближайшее время не появится общих вызовов или угроз, которые заставят их вновь объединиться, Двадцатка едва ли просуществует следующие десять лет.

— На сегодня Саудовская Аравия и Россия подняли добычу нефти, что привело к падению цен на рынке. Будут ли Россия и Саудовская Аравия понижать добычу, чтобы сбалансировать цены?

— Встреча лидеров России и Саудовской Аравии, а также министров энергетики этих государств, состоявшиеся «на полях» заседаний Большой двадцатки, показали, что пока две крупнейшие нефтедобывающие державы планеты (третья – США, их главный оппонент) настроены на сотрудничество. В ближайшие год-полтора Москва и Эр-Рияд будут ограничивать добычу собственной нефти, а также сдерживать рост добычи в других странах – участницах ОПЕК для того, чтобы не допустить падения цены нефти ниже 60 долларов за баррель.

Реакция нефтетрейдеров на эти встречи была позитивная, и цена на нефть, после заявления В.Путина о продолжении сотрудничества России и Саудовской Аравии, подскочила более чем на 5% сразу после начала торгов в понедельник, 3 декабря. Остается без ответа вопрос о том, хватит ли у двух государств возможностей и ресурсов, чтобы регулировать цену нефти на приемлемом уровне хотя бы в среднесрочной перспективе. Но пока угроза наступления периода «дешевой нефти», т.е. нефти, продающейся по цене ниже 40 долларов за баррель, на несколько месяцев отступила.

— Катар заявил, что выйдет из ОПЕК и сосредоточится на газе. Как данный шаг в целом будет влиять на эту организацию. И что это означает?

— Катар никогда не был крупным производителем нефти или влиятельным участником ОПЕК, добывая в день 500-600 тысяч баррелей. Его оформившаяся более 10 лет назад узкая специализация – добыча природного газа и его поставка на мировые рынки в сжиженном виде. Именно в этом сегменте мирового энергетического рынка Катар хотел бы сохранить свои позиции крупнейшего и наиболее влиятельного игрока. И для этого ему нужно увеличить нефтедобычу, поскольку именно с увеличивающейся добычей нефти связаны планы параллельного роста добычи природного газа и объемов его сжижения.

Т.е. для Катара членство в ОПЕК стало обременительным, поскольку сдерживало его стратегическое направление развития. Также следует помнить, что последние год-полтора отношения Катара и Саудовской Аравии балансируют на грани открытого вооруженного противостояния. Поэтому правящая в Катаре династия Аль-Тани предпочла минимизировать контакты с главным противником – саудитами. Уверен, что на судьбу ОПЕК и стратегию картеля по поддержанию мировых цен на нефть на относительно высоком уровне демарш Катара особого влияния не окажет.

309 просмотров
| 2018-12-05T03:42:12+00:00 5 декабря 2018, 09:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|