Между черным и белым: что экспортирует Азербайджан?

Громкими лозунгами трудно добиться реальных реформ и достижений. Об этом говорит мировая практика, а не мы.

Наравне с  лозунгами, в Азербайджане на чиновничью долю выпало еще и моральное вознесение материальных благ страны. То наши журналисты достигли мирового уровня, то многие страны могут позавидовать нашей демократии и свободе, то мы стали чуть ли не ведущей страной-экспортером чего-то там очень значимого, хотя до сих пор мы славимся (в тех странах, где о нашей стране вообще что-то слышали) нефтью и газом. Во всяком случае, пока репутацию нефтедобытчика мы не переросли.

Наверно Центру анализа экономических реформ и коммуникаций  (ЦАЭРК) ситуация  виднеется с другого ракурса.

Тем более, по их мнению, объем экспорта ненефтяной продукции Азербайджана растет в сравнении с аналогичным периодом прошлых лет. Например, по мнению специалистов центра, в феврале этого года Азербайджан экспортировал ненефтяную продукцию на 144 млн долларов.

За отчетный месяц Азербайджан экспортировал больше всего ненефтяной продукции в Турцию (38,3 млн долларов), вторую строчку занимает Россия (35,7 млн долларов), третью — Грузия (23,4 млн долларов). Первое место среди экспортированных за февраль товаров ненефтяного сектора занимает электроэнергия (19,4 млн долларов), 2-е место — нечесаный хлопок (14 млн долларов) и 3-е место – очищенный фундук (12,7 млн долларов).

Также, ЦАЭРК отмечает, что крупнейший импортер шерсти в Индии «NaT IN» будет закупать азербайджанскую шерсть. Уже заключено первичное соглашение между индийской компанией и местными производителями на поставку пяти тысяч тонн азербайджанской овечьей шерсти в Индию.

Кстати, помимо чиновников и госструктур об успехах Азербайджана в роли экспортера также сообщает и официальная государственная газета «Azərbaycan», которая является органом Парламента страны. В статье под заголовком «Теперь Азербайджан славится не только как страна, экспортирующая нефть и газ» рассказывается о достижениях республики на международной экономической арене. По мнению авторов статьи, «сегодня военная промышленность Азербайджана имеет выход на зарубежные рынки». В статье также отмечается, что судостроение на уровне мировых стандартов, мусоросжигательные заводы, промышленные и высокотехнологичные парки, промышленные районы ускоряет процесс развития ненефтяного сектора экономики страны. Помимо всего этого, мы развиваем сектор ковроткачества — специально для этого создано открытое акционерное общество Azərxalça: на данный момент работает более 30 предприятий ОАО.

В мартовском отчете ЦАЭРК говорится, что за первые два месяца текущего года экспорт составил 3,2 миллиарда, а это на 16,5% больше, чем в аналогичный период прошлого, 2018 года.

Отрицать экономические реформы, так же, как и осуществление социального плана, никак нельзя: мы видим продвижение воочию. Но, что мы можем экспортировать, чтобы вылезти из статуса «нефте-газа-промышленного экспортера»?

Экономический эксперт Натиг Джафарли говорит, что делая такие громкие заявления, необходимо посмотреть  официальную статистику. «Если люди, подготавливающие подобные отчеты считают себя серьезными аналитиками или организациями, они должны ссылаться на данные, которые предоставляет само  правительство. За последние 15 лет, основную долю, то есть более 90% экспортируемой Азербайджаном продукции занимают нефть, нефтяные продукты и газ. Эта цифра никак не снижается, наоборот,  растет. В начале 2000-х цифра экспорта энергоресурсов Азербайджана составляла 85%, сегодня она достигла 91%. О каких других направлениях может идти речь, если официальные данные подтверждают обратное? Поэтому сложно комментировать подобные громкие заявления, если заявители не предоставляют доказательство своих слов», — считает эксперт.

По словам Натига Джафарли, последние 2 года отмечен рост экспорта сельскохозяйственной продукции, но в основном закупщики — традиционные рынки, то есть Россия. «Я не думаю, что в мировом экономическом сегменте экспорт Азербайджаном сельскохозяйственной продукции в размере 500 млн долларов играет какую-то роль. Если не принимать во внимание такие развитые страны, как Голландия, Бельгия, даже в соседней Турции, Анталья, которая является маленькой частью страны, экспортирует сельскохозяйственную продукцию в три раза больше, чем весь Азербайджан», — сказал он.

Эксперт отмечает, что структура азербайджанской экономики такова, что в ближайшие годы, наша страна не сможет сделать  прорыв для создания какого-то мирового тренда. «Некоторые страны бывшего Советского Союза долго думали над тем, что бы производить и экспортировать на мировой рынок. Азербайджан в этом вопросе уже опоздал. Эстония, к примеру, выбрала путь IT — страна подарила миру некоторые программы, которыми люди пользуются. Например, Skype. Так что, если Азербайджан даже сегодня начнет работать в каком-то направлении, уйдут годы или даже десятилетия для достижения мирового признания. Если не пытаться прыгнуть выше головы, к сожалению, основные направления у нас остаются традиционными — сельское хозяйство, газ, нефть. Мы ведь можем продавать не только сырье. Можно производить определенные нефтепродукты, которые будут пользоваться спросом на мировом рынке косметической промышленности или другой отрасли. Можно выпускать полуфабрикаты для этой цели. А для экономико-технологического прорыва нужен серьезный фундамент: сильная образовательная система, конкуренция, инвестиционный климат. К сожалению, всего этого нет в Азербайджане», — отмечает экономист.

Чтобы не буксовать на задворках мирового рынка, необходимо искать свою собственную нишу. Продвинутое правительством производства вина не дало того эффекта, который все так ожидали: доход от экспорта составил всего лишь 3 миллиона долларов. Тогда как экспортируя этот продукт , соседняя Грузия зарабатывает 200 миллионов долларов. Эксперт говорит, что для того, чтобы добиться признания продукта собственного производства, необходимо время. «В этой сфере в мире достаточно жесткая конкуренция. Например, Чили, практически 30 лет работала в направлении признания своего вина, как качественного. Это трудоемкий процесс. Признание не приходит не то, что в один миг, даже в один год».

В тройку лидеров по запасам нефти в мире входят Венесуэла, Саудовская Аравия и Канада, а Азербайджан на 20 месте. Да и эти запасы не бесконечные. Что же будет делать Азербайджан, когда запасы природных богатств будут исчерпаны?

Эксперт говорит, что он всегда выступал против крупного экспорта сырой нефти. «Из нефти можно производить что угодно. Многие страны, которые закупают у нас сырую нефть, потом продают нам же продукцию, произведенную из нашего  сырья, только уже в 10 раз дороже. Азербайджану давно надо было начать развивать обрабатывающую промышленность. Мы могли бы производить из нефти продукты, как для себя, так и на экспорт. Элементарно: из 1 барреля нефти, можно получить 102 литра качественного бензина, 5 литров моторного масла, несколько литров продукта, пригодного для косметической промышленности… Все это намного выгоднее производить и продавать в виде готового продукта. Для этого нужна переработка нефти, и у Азербайджана была такая возможность в начале 90-х. Но, мы ее практически упустили. Сейчас можно вновь развиваться в этом направлении. Можно было бы пока строить небольшие нефтеперерабатывающие заводы и гибко приспосабливаться к мировой экономики в рамках спроса-предложения. Когда запасы нефти начнут падать, можно закупать сырье у других стран. Сегодня самое время начать разрабатывать проекты для развития будущего азербайджанской экономики. Если честно, мы даже уже опоздали. К сожалению, когда два года назад правительство страны приняло «Стратегическую дорожную карту», нормального общественного обсуждения проекта просто не было. Сегодня она не работает. Может быть, правительству стоит задуматься над созданием большой рабочей группы, с участием независимых экспертов, экономистов, специалистов международного уровня и найти приемлемую модель развития страны. Без этого развитие просто невозможно. Сначала создается экономический паспорт, модель на бумаге, а уж потом начинается развитие. Так было и в Сингапуре, Южной Корее, Чили, Индонезии, Малайзии, Филиппинах. Все так и начинают. Когда цена на нефть упала, мы начали выращивать хлопок. Из этого тоже ничего не вышло. Мы бросаемся из крайности в крайность и поэтому не можем найти свой путь развития», — подытожил эксперт.

Создавая отчеты, чаще всего основываются на официальных статистических данных. Однако, как говорил Марк Твен, есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика. Наверное, поэтому у нас  решили крайней степени лжи не верить.…

| 2019-04-18T18:53:38+00:00 18 апреля 2019, 22:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|