Македонский удар по России  

Балканы всегда были проблемным регионом для России. Уже в XVII веке в Москве проявляли интерес к стратегически важному полуострову. Камуфлировались эти великодержавные интересы заботой о южных славянах. Эту эстафету принял царский Санкт-Петербург, который сформулировал свои интересы в виде так называемого восточного вопроса. Из-за старания закрепиться на Балканах Россия вступила в Первую мировую войну. Конечно, для защиты братьев сербов. При этом пришлось воевать против братьев болгар, которых до этого тоже защищали в 1877-1878 гг., но это частности.

В ХХ веке СССР всеми силами старался закрепиться на Балканском полуострове, хотя и поссорился с Югославией Тито. Тем не менее, Балканский полуостров всегда в центре внимания и продолжения экспансионистской политики Москвы.

Проблема для Кремля в том, что сначала Румыния и Болгария, а затем и Албания развернулись в западном направлении и были приняты в НАТО. Первые две вступили в ЕС, а третья начала официальные переговоры с Брюсселем о вступлении.  Вслед за ними двинулась Черногория — с 2017 года член НАТО и страна-кандидат в члены ЕС. Добавим, что Босния и Герцеговина в 2010 году получила план действий по вступлению в НАТО, а в феврале 2016 года страна подала заявку на вступление в Европейский союз.

И вот теперь наступила очередь Северной Македонии. До недавнего времени движению Македонии на Запад препятствовала Греция из-за разногласий о названии страны. Это было устранено в начале текущего года, когда было принято название Северная Македония.

Москва как могла, тормозила западный сдвиг Скопье. Предпринимались действия из арсенала подобного предпринятого в Черногории. Там с помощью сербских националистов и местной российской агентуры была предпринята попытка государственного переворота. Она оказалась неудачной, что еще больше углубило прозападный курс Черногории.

В Северной Македонии ставка России была сделана на оппозицию. Сначала сопротивлялись изменению названия страны. Не удалось, оно было изменено и начались переговоры о вступлении в НАТО.

Проведенный в 2008 году опрос показал, что членство в НАТО в целом поддержало 85,2% населения. Нынешнее коалиционное правительство также проводит этот курс. В феврале нынешнего года был подписан протокол о вступлении Северной Македонии в НАТО. Очевидно, это произойдет в конце года.

Не удивительно, что на президентских выборах ставки были предельно высоки. Кандидат правящей коалиции Стево Пендаровский, который является координатором отношений с НАТО в правительстве, четко обозначил свою позицию на продолжение усилий на вступление в Альянс.

Его оппонентом выступила юрист Гордана Силяновская-Давкова, поддержанная оппозиционной националистической партией Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство (ВМРО-ДПМНЕ). Характерно, что Гордана Силяновская-Давкова прямо против проатлантического курса не выступала. Это бы противоречило результатам референдума. Она критиковала изменение названия страны и требовала возвращения прежнего — Македония. Всем было понятно, что это камуфляж оппозиции вступления в НАТО.

Неясность в результатах выборов сохранялась до самого конца. После первого тура 21 апреля показатели двух фаворитов отличались на 0,6%. При этом Стево Пендаровский получил 43% голосов.

Второй проблемой стала явка. Она составила 42% избирателей и тем самым приблизилась к опасной черте в 40%. При меньшей явке выборы считаются несостоявшимися и проводятся снова.

Перед вторым туром очень важным было кого предпочтут избиратели оппозиционных албанских партий  Блерима Реку, получившего более 10% голосов. Они в большей мере перетекли к Стево Пендаровскому. Это не удивительно, так как албанские партии поддерживают прозападный курс. Арифметические показатели это подтверждают. Гордана Силяновская-Давкова — 44,7%, а ее оппонент Стево Пендаровский — 51,7%. С явкой тоже не возникло проблем. Она составила более 46%.

Внешняя поддержка также понятно как распределилась. Россия поддерживала Гордану Силяновскую-Давкову, как и ее партию ВМРО-ДПНЕ, Запад и в первую очередь США, соответственно ее оппонента. Как писала московская газета «Коммерсант», «американцы просто не могли допустить, чтобы серьезные политические инвестиции в Северную Македонию оказались под угрозой, что неизбежно произошло бы в случае победы оппозиционного кандидата, которая грозила пересмотреть соглашение с Грецией, а стало быть, и перспективы интеграции в НАТО и ЕС».

Влияние американцев сказалось на роли албанских партий. Демократическая партия албанцев выразила уверенность в том, что «его (Стево Пендаровского — авт.) победа завершает процесс вступления страны в НАТО, а это наносит удар по попыткам распространения влияния российской политики в регионе».

Сразу после обнародования предварительных результатов будущий македонский президент, который должен занять пост 12 мая, заявил, что «Исход выборов гарантирует нам путь вперед, в ЕС и НАТО, в сторону развитого мира, которому мы и принадлежим».

Избрание Стево Пендаровского президентом Северной Македонии можно рассматривать как своеобразный референдум относительно вступления в НАТО. Теперь и правительство, и президент являются однозначно прозападными, и навряд ли что-то может изменить внешнеполитический курс Северной Македонии.

Как пишет пресса, после вступления в Альянс в стране могут появиться сразу две базы НАТО. Первая — на месте некогда крупнейшего военного полигона бывшей Югославии в Криволаке, а вторая — в Куманово, на границе с Сербией. Это военно-стратегические последствия вступления Скопье в Альянс. Не менее важны и политические.

На сегодня Босния и Герцеговина также фактически находится на западном политическом берегу. Остается наиболее крупное государство Балкан — Сербия. В Белграде пока не ставят вопрос о вступлении в НАТО, но стремятся присоединиться к ЕС. И хотя сербское правительство пытается играть на средней линии между Брюсселем и Москвой, на самом деле все показывает на западный курс.

Стратегически Россия полностью проиграла Балканы. Все государства полуострова либо уже в НАТО и ЕС, либо стремятся вступить в эти европейские и евроатлантические организации. В Москве предпочитают на этом внимание не заострять, но от этого факт потери не изменяется.

В военном отношении сужается пространство для российского Черноморского флота в Средиземном море. Теперь балканские порты для него фактически закрыты или могут быть закрыты в любую минуту. Соответственно уменьшаются оперативные возможности для российского флота и возрастают для авианосных ударных групп (АУГ) 6 флота США. Отсюда попытка любым путем получить базу не только в сирийском Тартусе, но и в Ливии. Пока второе довольно проблематично, а первый становится объектом артиллерийских и ракетных атак. Можно предполагать, что их количество в будущем только возрастет.

В восточной и южной Европе Россия потеряла все свои позиции. Президентские выборы в Северной Македонии закрепили негативный для Москвы тренд.

| 2019-05-11T09:32:12+00:00 11 мая 2019, 12:10|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|