Ливия в огне войны

В Ливии новая фаза войны. Войска Ливийской национальной армии (ЛНА) маршала Халифы Хафтара начали наступление на столицу страны Триполи. Об ожесточенных боях говорит тот факт, что обе стороны применяют боевую авиацию и бомбят позиции друг друга.

Признанное ООН правительство национального единства Фаиза Сараджа всеми силами пытается остановить наступление ЛНА и по сообщениям ему на помощь поспешили другие враждебные Хафтару группировки из Мисраты.

Вместе с тем ряд группировок Западной Ливии, до этого занимавших нейтральную позицию, начали переходить на сторону ЛНА. В частности, 111-й механизированный батальон из Гарьяна, а также отдельные подразделения, связанные с военным советом Зинтана. Кроме того, на западе Ливии Хафтар располагает вооруженными фракциями собственных сторонников, удерживающими некоторые районы в Завии, Себрате и других городах Триполитании, а также ополчением племени Варшафана.

Одна из крупнейших исламистских группировок — «Специальные силы сдерживания» (RADA), ранее поддерживавшая правительство национального единства, заявила в социальных сетях, что переходит на сторону Хафтара. Как передает корреспондент британской ВВС, если эта информация подтвердится, это станет тяжелым ударом по премьер-министру Фаизу Сараджу.

С другой стороны, можно ожидать консолидации противников Хафтара из «Сил защиты Триполи» и Военного совета Мисраты, а также части «Бригад Зинтана» во главе с Усамой аль-Джувейли. До этого они враждовали между собой, но против ЛНА могут выступить единым фронтом. В этом случае у Хафтара возникнут довольно значительные проблемы.

Пока же войска ЛНА развернули наступление на Триполи по трем направлениям. Бои идут в муниципалитете Таджура к востоку от столицы, в районе Джанзур на западе и в районе города Бин-Гашир на юге, где расположен международный аэропорт Триполи.

Этот аэропорт — недействующий и потому не имеет большого стратегического значения. В настоящее время все авиарейсы выполняются из аэропорта «Митига», расположенного в черте города, примерно в десяти километрах к востоку от центра. Именно туда направлен удар правого фланга группировки ЛНА.

В числе других важных объектов, которые Хафтар стремится захватить в первую очередь — Национальный банк и государственный телецентр. По сообщениям некоторых очевидцев, солдат ЛНА видели примерно в 15 км от центра города.

Каковы военные успехи сторон судить трудно. Обстановка достаточно быстро меняется, тем не менее, определенные выводы можно уже сделать.

Последние несколько лет в Ливии создалось хрупкое равновесие между враждующими группировками. Более того, они как-то нашли возможность взаимодействовать. В частности, Триполи продолжал платить жалование государственным служащим в регионах под контролем Хафтара, в том числе его солдатам и офицерам, а военный лидер разрешал правительству национального единства продавать нефть через контролируемые им порты. Баланс был нарушен около двух месяцев назад, когда силы Хафтара двинулись в Феццан в южной части страны. Фельдмаршалу довольно легко удалось договориться с местными племенами и захватить крупнейшие нефтяные месторождения Шарару и Эль-Филь. С этого и началось военное противостояние.

Наряду с контролем над крупнейшими нефтяными месторождениями Феццан в военном отношении очень важен для организации наступления на Триполи. Открывается возможность для ЛНА перебрасывать подкрепления непосредственно к столице с юга, со стороны пустыни, в обход наиболее боеспособных противников из бригад Мисраты, контролирующих одноименный город и окрестности.

Военная составляющая наступления ЛНА дополняется дипломатической. Судя по всему, Хафтар заручился поддержкой для реализации силового сценария со стороны своих союзников и покровителей, которыми являются ОАЭ, Египет, а также Франция. Его переговоры с саудовским руководством в Эр-Рияде в конце марта, видимо, добавили и Саудовскую Аравию к числу этих стран.

Премьер правительства национального единства Сарадж провел переговоры с руководством Катара и Турции, а председатель базирующегося в Триполи Высшего государственного совета Халед аль-Мишри 17 марта в Москве был принят высокопоставленными российскими чиновниками.

В целом Россия склона поддерживать Хафтара, с прицелом на то, чтобы в дальнейшем получить военно-морскую базу в восточной части Ливии вблизи берегов Европы.

В то же время, в Москве опасаются, что в случае чрезмерного укрепления позиций Хафтара в Ливии главными выгодополучателями и покровителями маршала окажутся ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет и Франция, сделавшие ставку на его поддержку и вложившие в него гораздо больше средств, чем Россия.

С этой точки зрения для российской стороны было бы выгодно сохранение определенного баланса в Ливии. В таком случае Москва задействовала бы собственные связи, которые она смогла сохранить со всеми сторонами ливийского конфликта. Не только с Сараджем и Хафтаром, но и с более мелкими акторами. Поэтому нельзя исключать, что российская сторона будет предпринимать усилия, чтобы не допустить перехода внутренней конфронтации в Ливии в более горячую фазу. Пока это не слишком удается. Хафтар на волне первоначальных успехов не соглашается вести переговоры со своими противниками, несмотря на международные призывы.

Москве в Ливии придется столкнуться не только с Францией, но также с Италией, у которой свои давние связи с ливийскими политическими и военными деятелями из противоборствующих группировок. Проблема выходит далеко за рамки непосредственно Ливии, так как Рим категорически не согласен с российским вмешательством. Если Москва будет и дальше расширять свое присутствие в Ливии, то это негативным образом скажется на взаимоотношениях с Италией, что поставит под вопрос всю конструкцию европейской политики Кремля.

Вторая трудность в том, что московские интересы далеко не совпадают с желаниями Египта и ОАЭ, а теперь и Саудовской Аравии. В такой обстановке ставки и последствия расширения российского вмешательства начинают быстро расти. Более того, ливийская ситуация непосредственно воздействует на Сирию. В очередной раз Москва и Анкара оказались по разные стороны как в Триполи-Тобруке, так и в Дамаске.

Определенная двойственность позиции Москвы таит в себе еще одну опасность. По мере обострения военной ситуации Хафтар потребует четкого определения с кем Москва. Виляния здесь не пройдут и ответ должен быть ясным.

Разгорающейся огонь войны в Ливии несет опасность дестабилизации в первую очередь соседним странам. В Алжире продолжаются волнения и внутренняя обстановка крайне неустойчивая. Аналогично в Нигерии, где активизировались исламистские боевики, частично использующие ливийскую территорию.

Как результат падение поставок нефти из Ливии и на это накладывается неясность ситуации в Венесуэле. Рынок углеводородов получает противоречивые сигналы. Поставки из стран ОПЕК снижаются, а в США устанавливается новый рекорд добычи и фиксируется небывалый рост запасов нефти. Пока же на фоне неустойчивости цена барреля растет, хотя паники не наблюдается.

Если военная составляющая ливийских событий придет к некоторому паритету между ЛНА и войсками правительства национального единства, то кризис опять снизит накал. Если Хафтару удастся закрепиться в Триполи, то боевые действия переместятся далее на запад и юг страны. В любом случае до мира еще очень далеко.

| 2019-04-08T01:08:04+00:00 8 апреля 2019, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 9,50 из 10) Загрузка...|