Курильский маневр Путина

На Восточноазиатском форуме в Сингапуре японский премьер-министр Синдзо Абэ и российский президент Владимир Путин снова обсуждали принадлежность Курильских островов. Эта дискуссия длится уже несколько десятилетий.

Оба лидера договорились ускорить переговоры по мирному соглашению на основе декларации 1956 года. В ней сказано, что после заключения мирного договора Россия передаст Японии остров Шикотан и ряд мелких необитаемых островов Малой Курильской гряды, которые в Японии называют Хабомаи.

Звучит несколько сенсационно с учетом того, что Москва уже долгое время категорически отказывалась даже обсуждать с Японией территориальный вопрос, настаивая на том, что Курильские острова перешли к СССР, а теперь к России, как результат окончания Второй мировой войны и данное положение пересмотру не подлежит.

О чем конкретно договорились Путин и Абэ остается не очень ясным. В частности, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отказался раскрыть детали переговоров. Тем не менее, в московской и токийской прессе писалось, что Москва готова обсуждать вопрос принадлежности островов только после заключения мирного договора и при условии неразмещения на них американских военных баз.

Здесь следует заметить, что действует японо-американский договор безопасности, по которому на всей территории Японии могут быть размещены американские базы. Исключения договором не предусмотрены и какие-либо обязательства Японии не могут противоречить этому договору или, по крайней мере, должны согласовываться с Вашингтоном.

Как писала японская газета Asahi Shimbun со ссылкой на правительственные источники, Абэ пообещал российскому президенту не размещать на островах американские базы. Таким образом, Япония хочет не только получить часть островов, но и продемонстрировать, что договор  безопасности с США не означает возможности размещения военных баз в любом районе Японии без согласия Токио.

Это достаточно серьезное препятствие на пути разрешения, пусть частичной, территориальной проблемы, даже если она вообще произойдет. Свободное оперирование Токио договором с американцами может сильно не понравиться Вашингтону, что чревато кризисом в отношениях Японии со своим главным защитником. Особенно в условиях обостряющихся территориальных противоречий с Китаем в Восточно-Китайском море.

Несмотря на то, что Токио предпринимает определенные шаги с целью усиления своей обороны, в том числе в наращивании военно-морского флота, военной авиации и ракетной техники, без поддержки США обойтись в обозримый период нет возможности. Так что договор безопасности остается краеугольным камнем в обороне Японии.

Несмотря на официальный оптимизм в Москве и Токио вопрос мирного договора и передачи островов весьма далек от даже миллиметрового продвижения.

Во-первых. Подход двух стран диаметрально противоположен. В Москве настаивают на заключении мирного договора без условий, а потом передача островов. В Токио наоборот. Сначала острова, а потом мирный договор. При таком подходе решить проблему невозможно в принципе.

Во-вторых. Внутриполитическая ситуация в обеих странах не позволяет даже частично урегулировать территориальную проблему.

Для Японии Шикотан и группа островов Хабомаи только часть так называемой проблемы северных территорий. Для Токио не менее важна передача ей двух других островов Итурупа и Кунашира. Об этом в Москве даже разговаривать не хотят. Передача только двух островов не поддерживается японским общественным мнением и не даст Абэ никаких политических выгод.

Для Путина проблема примерно такая же. После аннексии Крыма он выступает в роли собирателя русских земель, и отдавать острова означает слишком резкий отход от такого имиджа.

В-третьих. Против территориальных уступок Японии категорически выступают не только ярые патриоты, с ними можно справиться, хотя и не без труда, а высшие военные. Они опасаются, что с потерей контроля над проливами Охотское море перестанет быть практически внутренним российским и станет доступным для 7 флота США. Кроме того, серьезно усложнится выход в океан для атомных (дизельных) многоцелевых подводных лодок и надводных сил российского Тихоокеанского флота.

Есть еще ряд военных и военно-технических проблем, которые неизбежно возникнут для российских военных и моряков в случае отказа от южных Курильских островов.

Не считаться со всем этим Путин не может. Тем не менее, на какие-то разговоры и дипломатические действия он пошел.

Проблема в том, что Россия оказалась в дипломатической, частичной финансовой и экономической изоляции. Уже приходилось писать, что китайские банки дискриминирует своих российских вкладчиков, и проблема эта разрастается с каждым днем. И дело уже не в том, что китайцы из-за американских санкций опасаются проводить транзакции в долларах даже с российскими фирмами, не попавшими в черные списки. Не спасает и переход на операции с юанями и рублями, минуя доллары. В китайских финансовых учреждениях просто не хотят иметь дело с токсичными российскими деньгами. Неизвестно их происхождение и в любой момент они могут оказаться под санкциями. Поэтому предпочтительно держаться от них подальше и не иметь с ними никаких дел.

Сирийская авантюра не дала заметного эффекта в смысле выхода из положения, в котором оказалась Москва после Крыма и агрессии против Украины. Не оправдались надежды на приход левых и правых популистов к власти в Италии и Австрии. Санкционный режим не изменился, хотя пока не углубился, но такая опасность существует.

Вот почему даже минимальный прорыв дипломатической блокады для Путина становится главной целью. И для этого он обратился к играм с Японией, так как Китай, как мы видим, не оправдал его надежд.

В Токио решили втянуться в эту игру, вдруг желание Москвы снова выйти на международную арену в качестве равноправного партнера перевесит захватнические территориальные инстинкты. Из этих соображений  Абэ стал вторым лидером стран G8, который принял у себя Путина после российской аннексии Крыма.

Весьма информированный главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов сначала в эфире в передаче «Будем наблюдать», а потом в твите отметил, что «Путин, внимание, попытка прорыва. На Востоке шаг в сторону Японии по передаче двух островов, на Западе движение в сторону признания Косова с согласия Сербии. Сломать фронт».

Другими словами, Москва демонстрирует, что может довольно далеко зайти, в том числе и по территориальному вопросу, ради прорыва дипломатической блокады. И ясно указывает на слабое звено в западно-восточном фронте — Японию.

Одновременно снова Россия устремляется на Балканы. Косовский демарш Путина должен продемонстрировать решимость действовать по всем азимутам.

Все это больше похоже на демонстрацию намерений, за которыми ничего не стоит. И попытки привлечь серьезных соседей обещаниями мелких уступок взамен на большие преференции.

Как оказалось an old bird is not to be caught with chaff — старого воробья на мякине не проведешь. Тем более такого опытного политика как Абэ. В Токио однозначно заявили, что никакого изменения позиции по вопросу северных территорий не произошло. И вся московская конструкция пока оказалась нежизнеспособной.

Тем не менее, следует ожидать дальнейшей московской игры в обмен чего-то на Крым. Больше на словах, может кто-то и согласится. Не очень получается, но выхода у Кремля нет. Новый американский конгресс уж точно займется ужесточением санкций, о чем уже появляются предупреждения. Пока точечные, но продолжение точно последует.

775 просмотров
| 2018-11-23T10:24:57+00:00 23 ноября 2018, 10:35|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|