Кто убил Армана?

Он рос в Ванадзоре. Окончил школу, отслужил в армии. Теперь надо было научиться самому зарабатывать на жизнь. Не вечно же сидеть на шее у отца. Тем более, что на ней особо не усидишь: зарплаты «сотрудника службы государственной охраны Армении», как гордо представлялся Араик Булгадарян при каждом знакомстве, на семью из пяти человек хватало с трудом. Но в городе, даже третьем по величине во всей Армении, такому скромному и тихому парню, как Арман, не просто найти прилично оплачиваемую работу. Кстати, старшее поколение в нашей стране, наверное, помнит этот красивый город из туфа, который в советское время назывался Кировакан, а еще раньше – Гаракилса, что на азербайджанском означает «Черная церковь».

Большая часть лорийской молодежи, оказавшись в той же ситуации, что Арман, уезжает на заработки в другие города или даже страны. Недолго думая, Арман решил присоединиться к двоюродным братьям, которые нацелились на один из регионов России. Пришлось сломить сопротивление отца: тот не хотел отпускать единственного сына далеко от дома.

Дела у Армана на чужбине шли неплохо: кавказские парни, в отличие от ленивых российских провинциалов, не чураются тяжелой работы. Но отец настоял на своем, и все-таки добился, чтобы Арман вернулся в родной очаг. Негоже единственному сыну «государственного мужа», уважаемого в области человека, колымить в чужом краю. Да и был бы сын здесь под присмотром у отца, а то, что ни день, приходят дурные вести: этого изувечили, того обокрали, третий спился, четвертый запал на бабенку с ребенком, неизвестно от кого…

Итак, полтора года назад Арман вернулся. Услышал, что в армии контрактникам стали платить неплохие деньги и вновь надел военную форму. Служил в Тавуше, что граничит с одной стороны с практически одноименным Товузским районом Азербайджана, с другой – Лорийской областью. Дом был близок, и Арман часто виделся с семьей. Последний раз он заехал к родным в пятницу, 26 июля.

Через день, в субботу, пришло страшное известие: «Контрактник Вооруженных сил Армении Арман Араикович Булгадарян ранен в голову выстрелом с азербайджанской стороны… Состояние его определяется как стабильно тяжелое, раненого перевезут в госпиталь в Ереван». Еще теплилась надежда. Но ее уничтожило очередное сообщение Минобороны Армении: «Военнослужащий Булгадарян (1995 года рождения) погиб в воскресенье».

СМИ, до этого момента достаточно сдержанно освещающие инцидент, взорвались. Они широко передавали заявления Минобороны, которое расценило факт «как провокацию, свидетельствующую о том, что Азербайджан продолжает открыто нарушать режим прекращения огня и обострять обстановку на границе»; всячески распространяли слова пресс-секретаря МИД об «умышленном и провокационном нарушении Азербайджаном… обязательств по сохранению и укреплению режима перемирия». При этом, то политики и военные, то сами журналисты неизменно добавляли: «Вся ответственность за действия, создающие угрозу роста напряжения, ложится на азербайджанскую сторону».

И все же, оставалось непонятно, что в действительности произошло на границе? Ведь уже три месяца на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск наблюдалось относительное спокойствие, хотя время от времени и звучали выстрелы. С чего вдруг такой всплеск напряжения? Азербайджанская сторона не давала вразумительных объяснений. А в сообщениях армянских властей было много противоречивого: путали даже дату и точное место инцидента. Представитель минобороны утверждал, что он произошел 27 июля утром и азербайджанская армия обстреляла село, пресс-секретарь МИД сообщала о «провокационных действиях» азербайджанской стороны 27-28 июля на северо-восточном участке государственной границы Армении, Следственный комитет вообще заявлял, что «солдат был ранен 28 июля около 18.40-а вечера вследствие выстрела в направлении боевой позиции оборонительного участка N-ской части» и скончался по дороге не в Ереван, а в медцентр Ноемберяна.

Только в результате того, что с «северо-восточного участка границы» продолжали поступать тревожные вести (тут тоже неясность: военные (МО) говорят еще об одном раненом, дипломаты (МИД) – о двух), под давлением журналистов,  29 июля замминистра обороны Габриел Балаян решил чуть-чуть «приподнять завесу»: оказалось, что напряженность последних дней на армяно-азербайджанской границе обусловлена активизацией инженерных работ: строятся сооружения, укрепляются позиции. Балаян утверждает, что такие работы ведутся с обеих сторон, хотя при этом заявляет:

«Мы предотвращаем любую попытку продвижения противника вперед, или такие инженерные работы, которые даже в будущем могут дать преимущество над нашими боевыми позициями. В определенной степени причина напряжения и в этом».

Что означают данные слова в переводе с армейского на гражданский язык, точно сказать трудно. Но общая картина становится яснее: десять дней назад армянские военные говорят, что стремительно наращивают свой арсенал с помощью России, министр обороны обещает в скором времени «сюрпризы» (кому, если не Азербайджану?), вслед за этим на самой границе, на боевых позициях прямо перед носом у противника начинают вести какие-то особые инженерные работы, а потом негодуют по поводу того, что азербайджанские войска стреляют и усиливают напряжение? МИД на весь мир обвиняет Азербайджан в очередном «игнорировании заявлений сопредседателей Минской группы и взятых на себя обязательств»? Так кто после этого «провокатор»?

Во всем чувствуется след обдуманного, может быть, даже согласованного между армянскими военными и дипломатами, плана. Наверное, не случайно, что в сообщении МИД Армении по поводу инцидента, озвученного его пресс-секретарем, допускается «небольшое» искажение заявления сопредседателей Минской группы:

«Игнорируется также заявление, принятое в результате встречи глав МИД 20 июня в Вашингтоне, где содержится призыв к сторонам неукоснительно соблюдать обязательства по уважению режима прекращения огня и воздерживаться от провокационных действий снайперов на линии соприкосновения и государственной границе».

А вот что на самом деле говорилось в том итоговом заявлении (цитата из сайта ОБСЕ, но ее можно найти и во многих армянских СМИ):

«Они (сопредседатели – А.А.) призвали стороны подтвердить свою приверженность строго соблюдать режим прекращения огня и воздерживаться от любых провокационных действий, включая использование снайперов и проведение инженерных работ вдоль линии соприкосновения и на международной границе».

Именно эта деталь, имеющая самое прямое отношение к очередной эскалации напряжения на границе, выпала из сообщения МИД Армении.

Я не знаю, почему официальные лица в Баку продолжают хранить молчание. Хотя, может быть, это даже к лучшему: как правило, в таких случаях азербайджанские военные и дипломаты оказываются еще косноязычнее армянских.

…А Армана Булгадаряна, уже похоронили. Горе его родителей и сестер бесконечное. Я соболезную им. Знаю, что не верят, понимаю, что отныне все азербайджанцы для них личные, непримиримые враги. Но они не понимают одного. Убили их молодого сына и брата не одни азербайджанцы. Его азербайджанцы и армяне убили вместе. Стрелял снайпер, может, из Баку, а руку направляли военные и политики из Еревана.

| 2019-08-01T15:49:47+00:00 31 июля 2019, 20:15|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (7 оценок, среднее: 8,57 из 10) Загрузка...|