Коалиции не так устойчивы, как ливанские кедры

Ситуация вокруг Ирана остается наиболее острой на сегодня. Как сообщают разные источники, Иран обеспокоен усилением контактов между Россией и Израилем.

Стоит также вспомнить тот факт, что на днях Россия передумала поставлять С-300 в Сирию,  и тут не обошлось без руки Израиля. О том, как будут действовать Россия и Турция в антииранском направлении США, рассказал «Зеркало»  политолог, эксперт по Ближнему Востоку, иранист, Игорь Панкратенко.

 

— Недавно Нетаньяху был в Москве. На этом фоне мы стали свидетелями того, что Израиль нанес удары по базам Ирана в Сирии. Как вы считаете, как будет вести себя Москва в условиях конфронтации Ирана и Израиля?

— На мой взгляд, ответ здесь очевиден. Официально Москва будет дистанцироваться от этого конфликта, но ее симпатии будут на стороне Израиля. Практическим подтверждением этого тезиса служит целый набор фактов: от полного бездействия российских систем ПВО во время ударов израильской авиации по сирийской территории до «внезапного» отказа Москвы поставить Дамаску комплексы С-300.

Что интересно, заявление Кремля о том, что решение по «трехсотым» никак не связано с приездом 9 мая в Москву премьера Нетаньяху полностью соответствует действительности. По настоятельной и убедительной просьбе израильской стороны вопрос поставок был снят практически сразу после того, как в апреле официальные российские СМИ громко о нем сообщили.

Ряд прокремлевских экспертов говорят о том, что Москва, дескать, намерена выступить посредником между Израилем и Ираном, чтобы не допустить конфронтации. Более того, ряд зарубежных наблюдателей — в том числе и в Иране, и в Китае — говорят о том, что Россия будет укреплять отношения с Тегераном. Не нужно себя обманывать. Во-первых, отношения с Израилем для Кремля гораздо приоритетнее, чем призрачное партнерство с Ираном. Во-вторых, Москва далеко не в восторге от расширения иранского присутствия в Сирии. И, наконец, в-третьих, Нетаньяху в очередной раз предложил российской стороне «посодействовать» в нормализации отношений с Вашингтоном.

Естественно, что это предложение для Москвы гораздо интереснее, чем укрепление союза с Тегераном, который Штаты, после решения Трампа о выходе из СВПД/JCPOA вновь загоняют в международную изоляцию со статусом «государства-изгоя». Так что Россия будет делать какие-то заявления, «выражать озабоченность» и совершать прочие ритуальные телодвижения – но, де-факто, как это уже было раньше, в период с 2011 по 2015 год, будет придерживаться в отношении Ирана той линии, которую диктует Вашингтон, и которую горячо одобряет, поддерживает и реализует Израиль, и к которой в скором времени присоединится Европа.

— В минувшие выходные состоялись парламентские выборы в Ираке, неделей раньше они прошли в Ливане. Можно ли сказать, что и там, и там победили проиранские силы?

— Здесь все очень сложно. Успех движения Хизбалла в Ливане вроде как очевиден, но, как говорится, «есть нюансы». По предварительным итогам Хизбалла и его союзники получат, по меньшей мере, 67 из 128 мандатов в парламенте. Однако, обращаю ваше внимание на этот момент — Хизбалла и его союзники. У движения как было 13 депутатских кресел, так 13 и осталось. А Ливан — это не то место, где союзники постоянны, а коалиции устойчивы как ливанские кедры.

Так что говорить о «победе» — это все же преувеличение. Успех — да, согласен. Но вот насколько он окажется продолжительным — большой вопрос. Тем более, что, судя по прозвучавшим заявлением из Израиля и Саудовской Аравии — они в последнее время в выражениях не стесняются — там полны решимости «подкорректировать» итоги выборов, чтобы свести успех коалиции во главе с движением Хизбалла на нет.

Еще сложнее ситуация в Ираке. В массовом сознании сложился стереотип: «шиитский» чуть ли не автоматически означает «проиранский». Что далеко не так.  Успех коалиции Муктады ас-Садра — это не успех, а головная боль Ирана. Как, впрочем, и США. И потому, что у ас-Садра, весьма, мягко говоря, сложные отношения с Тегераном. И потому что он стоит на ярко выраженных националистических позициях, выступает за единый Ирак без вмешательства в его дела иранцев и американцев. И потому, что в его коалиции — иракские коммунисты, хотя, помилуйте, что такое нынешний «иракский коммунист» — я даже ответить не смогу, совершенно неисследованная тема.

Но главное в том, что конкурентами ас-Садра на выборах была занявшая, по предварительным данным, второе место коалиция «Союз» во главе с экс-премьером Малики и лидером проиранской организации «Бадр» Хади аль-Амири. Которого, ко всему прочему, активно поддерживает еще одна проиранская группа — Аш-Шааби. С такой «неоднозначной» репутацией среди иракских суннитов,  ее представители, по настоятельной просьбе аль-Амири, свою поддержку его кандидатуры  всячески скрывали. Хотя, в Ираке тесная связь Бадр и аш-Шааби — секрет полишинеля, конечно…

В итоге, уже в первом приближении мы видим, что между проиранскими шиитами и шиитами-сторонниками ас-Садра существует серьезное противоречие. Очевидно, что для укрепления своих позиций коалиция ас-Садра пойдет на союз с теми силами, которые на выборах поддержали объединение во главе с нынешним премьером Хайдаром аль-Абади, занявшим третье место. Что, разумеется, только обострит внутриполитическую борьбу в Ираке.

Ну, а если прибавить к этому клубку то, что для местных суннитов и курдов, которые, по сути, проигнорировали эти выборы, серьезной позитивной повестки не предложено — ситуация запутывается еще больше.

— Какие ожидания у Ирана от Турции в противостоянии с Израилем и США?

— В Тегеране понимают, что у Анкары — свои интересы в регионе,  она является членом НАТО, и между Ираном и Турцией существуют определенные противоречия. Словом, о взаимном доверии там и речи нет.

Кроме того, иранская сторона не испытывает иллюзий в отношении того, что нынешние разногласия между Анкарой и Вашингтоном примут необратимый характер. Как, впрочем, присутствует и понимание того, что «турецкая улица» настроена более чем антиизраильски, и любой политик в Анкаре при принятии каких-либо внешнеполитических решений обязательно это учитывает.

Словом, оценка позиции Турции у руководства Ирана достаточно адекватная и взвешенная. А потому — нет завышенных ожиданий, присутствует точный расчет — вот в этой ситуации мы можем ожидать поддержку от Анкары, вот здесь — она сохранит нейтралитет, а здесь — ни поддержки, ни нейтралитета не будет.

467 просмотров
| 2018-05-15T14:32:35+00:00 15 мая 2018, 16:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|