Казахстан и Россия — дистанция увеличивается    

После того, как первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ушел в отставку и начал транзит власти его преемник Касым-Жомарт Токаев инициировал досрочные выборы, которые были назначены на 9 июня. Решение несколько неожиданное, так как по формальным основаниям он мог оставаться на посту еще минимум полтора года.

Причины такого решения кроятся в особенностях транзита власти, начавшегося в стране. При всей связанности нынешнего президента и главного кандидата на пост с существующей элитой и номенклатурой казахстанское общество пришло в некоторое движение.

В частности, при переименовании столицы Астаны в Нур-Султан в стране, в первую очередь в главном городе прошли по местным меркам довольно многочисленные протесты. Конечно, власть их довольно жестко подавила, но сам факт является свидетельством того, что в обществе повышается протестный потенциал и недовольство может выплеснуться в любую минуту. Повод найдется не обязательно политический, но как показывают уже происходившие протесты, их политическая составляющая появляется довольно быстро.

Общая ситуация в мире и вокруг Казахстана изменяется довольно существенно и экономика страны, как и ее финансы, при всей видимости благополучия, испытывают серьезное напряжение. Внешние факторы тоже не дают поводов к благодушию. Сложностей в Центральной Азии хватает и они так или иначе затрагивают Казахстан.

Отметим, что уход Назарбаева и приход Токаева вызвал некоторое напряжение в российской экспертной среде. Вроде оснований для опасений поворота внешнеполитического курса Ак-Орды нет. Награждение орденами высших руководителей стран и взаимные уверения в незыблемости движения по евразийской интеграции имеются в достаточном количестве. Тем не менее, в Москве уже отмечают некоторое смещение акцентов.

В первую очередь это касается приближающихся президентских выборов. Конечно, избрание Токаева очевидно. В силу казахстанской политической системы другого и быть не может. Власть просто не допустит иного результата.

Вопрос в том кто займет второе место по итогам голосования. Если кандидат наберет 8-10% голосов, он автоматически получит статус политика национального масштаба.

По мнению некоторых оппозиционных политиков, как в стране, так и находящихся в эмиграции, такие шансы есть у Амиржана Косанова, выдвинутого национал-патриотическим движением «Улт тагдыры» (Судьба нации).

На выборы Косанов пошел под лозунгом: «Европейский вектор развития для Казахстана». Он обещает провести полную декоммунизацию и десоветизацию сознания граждан, усилить роль казахского языка как объединяющего фактора народа Казахстана, обеспечить его верховенство во всех сферах жизни общества, а также принять новый закон о государственном языке и законодательно определить перечень профессий, для которых владение государственным языком обязательно. Этническим казахам политик предлагает вернуться на родину и получить гражданство. Косанов планирует сделать государство действительно демократическим, правовым и унитарным. В связи с этим он хочет изменить законодательные акты, так или иначе противоречащие принципам свободы.

Косанов хочет объединить протестный электорат. За него могут проголосовать те, кто далек от политики, но недоволен нынешним экономическим положением. К тому же власть в лице ее главных политиков просто надоела. Ее антирейтинг составляет по разным оценкам 80-90%, что гораздо больше показателей президента Украины Петра Порошенко, который проиграл президентские выборы Владимиру Зеленскому.

Интересно, что власть отказалась от бывшей практики недопущения оппозиционных политиков к выборам. Иначе невозможно соблюсти демократический декорум. По крайней мере, не вызвать осуждения Запада.

В силу этих и других обстоятельств более длительного и системного свойства перед властью и шире говоря всей казахстанской элитой, все острее стоит вопрос выбора вектора развития страны. Как во внутренней, так и во внешней политике.

До недавнего времени краеугольным камнем внешних отношений Казахстана было евразийство, предложенное Назарбаевым еще в начале 1990-х гг. При этом с самого начала в Москве и Астане его понимали несколько по-разному.

Путин рассматривал Евразийской союз как этап к политической интеграции, пусть и постепенной. Назарбаев же всегда настаивал, что союз только экономический и ни в коем случае не политический и тем более межгосударственный.

Здесь уже крылось принципиальное расхождение, которое постепенно все больше расширялось. В Казахстане аннексия Крыма и агрессия на Донбассе произвели очень негативное впечатление. Западные санкции против России затруднили экспорт и импорт казахстанских и европейских товаров. Еще большие опасения вызвали финансовые санкции в первую очередь США против российских предприятий и банков.

Об этом говорил в интервью изданию «Бизнес Online» член комитета Государственной думы по делам СНГ Константин Затулин. «Сегодня же в условиях санкций, которым подвержена Россия, Казахстан хотел бы дистанцироваться от нас, как и Беларусь, и не подвергать себя такому же риску». По его наблюдениям в блогосфере Казахстана нет особых симпатий к России и евразийской интеграции. Это означает, что люди молодого и среднего возраста ментально не видят необходимости не то что интеграции, но даже сближения с Россией. И этот фактор будет усиливать свое воздействие в ближайшей и среднесрочной перспективе.

Все это заставило очень многих в Астане, а потом в Нур-Султане с некоторой долей негатива посмотреть на слишком тесные отношения с Москвой. Из-за них Казахстан мог попасть в заложники чужого противостояния. Пришло понимание, что лучше держаться подальше от огнеопасных игр России с Западом.

Значительная часть казахстанской элиты настроена на то, чтобы занять более удаленную позицию по отношению к Москве и приблизиться в той или иной мере к Европе и Китаю. В силу географического положения в Нур-Султане хотели бы использовать проект шелкового пути — «Пояс и путь»  для привлечения китайских инвестиций и технологий.

Еще больше заинтересованности в этом есть в сотрудничестве с европейскими государствами и США. В любом случае первый и второй факторы требуют некоторого дистанцирования от Москвы и выработки более взвешенного внешнеполитического курса.

Это означает, что в Казахстане все больше смотрят на Россию только на соседа с весьма протяженной границей и просто торгового и экономического партнера.

Резких движений и открытых противоречий, как это имеет место между Москвой и Минском не будет. Тем не менее, последует уменьшение числа взаимных проектов, чаще будут возникать проблемы как, например, с прекращением импорта российского бензина. Ослабеет политическое взаимодействие. Казахстан будет воздерживаться при голосовании на международных площадках, в частности в ООН, по российским проектам резолюций по тому или иному международному событию.

Будет происходить ползучее удаление от общего прошлого.  Ближайшее будущее у двух стран может оказаться очень отличающимся. От близких, пусть и на словах, друзей стороны перейдут в статус просто соседей. И не более того.

| 2019-05-30T01:41:15+00:00 30 мая 2019, 09:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 9,00 из 10) Загрузка...|