Какая страна, такой и герой…

На саммите СНГ в Ашхабаде, президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил о том, что Армения должна перестать героизировать сторонника фашистской Германии Гарегина Нжде, на что премьер-министр ответил президенту Азербайджана. Словом, самым ярким событием саммита СНГ стала словесная перепалка между президентом Азербайджана и премьер-министром Армении.

О том, кто такой Гарегин Нжде, об отношениях Азербайджана и Армении, и о возможном обострении ситуации, рассказал в интервью # российский историк, политолог Олег Кузнецов.

 — Как Вы оцениваете заявление президента Азербайджана и ответ премьер-министра Армении в Ашхабаде? 

— Оценивать данную ситуацию следует в психологической и политической плоскостях. Президент Алиев, вне всякого сомнения, продолжает последовательно давить информационно-психологически на лидера Армении Пашиняна, используя для этого любые международные площадки, и делает он это, в чем следует признаться честно, с большим успехом, демонстрируя своими словами и действиями полное моральное и интеллектуальное превосходство над своим оппонентом. По состоянию на здесь, и сейчас инициатива в информационной войне всецело находится в руках главы Азербайджана, тогда как армянскому премьеру остается только крайне неуклюже огрызаться, повторяя вновь и вновь старые избитые в спорах аргументы, доверия к которым у международного сообщества остается все меньше и меньше.

Также ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что героизация в Армении нацистского преступника Нжде произошла при молчаливом попустительстве внешнеполитического ведомства России, которое демонстративно игнорировало информацию Министерства обороны и ФСБ России о Нжде, которую оба этих ведомства публиковали в своих официальных научных изданиях. Еще в 2008 году в одном из томов сборника документов «Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной войны», подготовленного к публикации сотрудниками Академии ФСБ России, говорилось о том, что Нжде являлся организатором и руководителем в Болгарии армянской национал-социалистской партии, наподобие гитлеровской.

В 2013 году в 6-м томе 12-томной энциклопедии «Великая Отечественная война 1941-1945 годов», изданной под грифом Министерства обороны России, указывалось, что Нжде был вербовщиком диверсантов-террористов для Абвера и СД. Находящиеся в настоящее время в свободном доступе документы советских спецслужб со всей убедительностью позволяют говорить, что Нжде с 1943 года разыскивался ими как нацистский преступник, а не как деятель армянского национально-освободительного движения. Но в МИД России до этого никому не было, и нет дела, и только в этом году с оговорками там сквозь зубы признали очевидное.

Вне всякого сомнения, выступление президента Алиева в Ашхабаде было рассчитано лично на реакцию главы российского государства Владимира Путина, который в настоящее время является единственным политиком в России, способным своим волевым решением заставить официальный Ереван прекратить практику героизации нациста Нжде на своей территории. Масштабы этого процесса поистине впечатляют и сравнимы с культом личности Ленина в СССР. Я подробно изучал этот вопрос и, совершенно ответственно могу сказать, что одним памятником Нжде в Ереване он не ограничивается. Есть также памятники этому мерзавцу в городах Гюмри и Кафан, его именем названы объекты городской инфраструктуры — проспекты, улицы, площади, станции метро и даже путепроводы в 14 населенных пунктах Армении, что очень легко проверить с помощью сервиса «Яндекс Карты». Поэтому героизация личности нациста Нжде в Армении — это не совокупность разрозненных фактов, а систематическая государственная политика, проводившаяся в этой стране с 2000 года. О ее государственном характере свидетельствует наличие медали имени Нжде для награждения армянских военнослужащих, памятной монеты, выпущенной Центральным банком Армении, почтовой марки, выпущенной Министерством транспорта и связи Армении и еще многое другое, для перечисления чего формата интервью явно не хватит.

Особую пикантность всему этому придает тот факт, что в Армении политические элиты прекрасно знают, что Нжде был нацистским преступником. В архиве Службы национальной безопасности Республики Армения в фонде дел, прекращенных судопроизводством, хранится следственное дело в отношении Нжде (№ 11278), состоящее из шести томов, в котором сосредоточены материалы, в том числе, и о его службе Третьему рейху. Выдержки из этого дела неоднократно публиковались армянскими авторами в своих исследованиях и пропагандистских книгах. Чтобы не быть голословным, укажу две из них: Р.Амбарцумян «Гарегин Нжде (Краткая биография и летопись жизни)» и В.Овсепян «Гарегин Нжде и КГБ», так как они были изданы на русском языке, список армяноязычных изданий на эту тему гораздо больше. Поэтому когда из Еревана раздаются голоса, что Нжде — национальный герой, а не нацистский преступник, то верить этим заявлениям нельзя, они насквозь лживы, и об их лживости знают и армянские политики. Но, несмотря на объективные факты, они самозабвенно врут себе и всему остальному миру.

— Хотелось бы уточнить, почему именно Гарегин Нжде – национальный герой?

— Превращение Нжде в национального героя Армении стало результатом процесса формирования армянской государственной идеологии после обретения этим народом своей национальной государственности в результате распада СССР. На роль харизматичного образа для подражания армянской интеллигенции и молодежи, способного в качестве идеала устроить все политические элиты внутри самой Армении и ветви диаспоры за ее пределами, за последнюю четверть века выдвигались самые разные персонажи новой и новейшей истории этой страны. Сразу после окончания Карабахской войны (1988-1994 гг.) в этом качестве долгое время «раскручивалось» имя международного террориста Монте Мелконяна – уроженца США, выпускника университета Беркли (Калифорния), участника гражданской войны в Ливане (1975-1990 гг.), второго человека в транснациональной армянской террористической группировке ASALA, трансформировавшего ее в группировку ASALA-RM.

С ее боевиками он в 1989 году прибыл в Армению, чтобы начать войну в Нагорном Карабахе за создание на Южном Кавказе второго независимого армянского государства в соответствии с заветами Гарегина Нжде. Кстати, в России армянской диаспорой Монте Мелконян до сих пор позиционируется как главный национальный герой Армении современности. Однако в сознании большинства армянской общественности Мелконян в таком качестве не закрепился по двум причинам: во-первых, летом 1992 года его отряд под названием «Арабо» был полностью истреблен азербайджанскими военными; во-вторых, незадолго до этого он сам был убит во время рекогносцировки, причем во время рукопашного боя был обезглавлен. Столь бесславная смерть и гибель всех подчиненных не позволили сформироваться вокруг его криминальной личности героическому ореолу, поэтому для формирования и персонификации новой идеологии национальной идентичности армян в постсоветское время понадобился иной герой.

В этом качестве официальный Ереван решил провозгласить Гарегина Нжде, причем данный выбор во многом был обусловлен борьбой за власть внутри самой Армении, а не идеологическими резонами. Начало этому процессу было положено в 2000 году, когда Андраник Маргарян – организатор и первый лидер Республиканской партии Армении, созданной в соответствии с теорией цехакрона Нжде, был назначен премьер-министром страны. В то время в Армении шла ожесточенная внутриполитическая борьба между сторонниками первого президента страны Левона Тер-Петросяна и отстранившего его от власти второго президента страны Роберта Кочаряна. Причиной кризиса стала позиция первого из них на переговорах с Азербайджаном по вопросу нагорно-карабахского урегулирования, предполагавшая возврат большей части оккупированных земель за пределами Нагорного Карабаха Азербайджану без всяких предварительных условий. После террористического акта в здании парламента Армении 29 октября 1999 года президент Тер-Петросян окончательно лишился влияния на внутриполитические процессы в Армении, а армяно-азербайджанские переговоры были свернуты. Военная хунта полевых командиров незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, состоявшая в большинстве своем из уроженцев Азербайджанской Республики советского времени, ради объяснения и легитимизации узурпации ими власти в Ереване объявила оккупированные азербайджанские территории частью Армении. Чтобы поднять свой авторитет в самой Армении, новая власть решила героизировать Гарегина Нжде, поскольку он в апреле 1921 года провозгласил создание «Республики Горная Армения», по сути, второго армянского государства на Южном Кавказе, чем заложил основы современных претензий армянских националистов на оккупированные земли Азербайджана. Этот шаг также должен был объяснить коренным жителям Армении, ереванским армянам, почему пришедшие из Азербайджана и захватившие власть в стране карабахские армяне имеют моральное право управлять ими.

В настоящее время главное идеологическое противоречие между различными политическими элитами Армении заключается в том, что одна из них считает самопровозглашенную Нагорно-Карабахскую республику, или Арцах частью Армении, а вторая рассматривает Армению де-факто не как метрополию, а как колонию Арцаха. Причем последняя точка зрения до недавнего времени господствовала в армянском политическом классе, по крайней мере, в той его части, которая осуществляла в стране властные полномочия. Если посмотреть на этот вопрос непредвзято, то становится видно, что вся жизнь современной Армении подчинена идее оккупации Нагорного Карабаха, для чего задействованы все ресурсы страны – людские, материальные, финансовые, административные и дипломатические. При этом выходцы из Карабаха, являвшиеся гражданами или, как минимум, уроженцами Азербайджана, занимают сегодня или занимали до недавнего времени все ключевые должности в правительстве, местной администрации, вооруженных силах и полиции, а также находились на привилегированном положении в финансовой сфере и сфере бизнеса. Экс-президенты Армении Роберт Кочарян и Серж Саргсян, являющиеся по своему происхождению карабахскими армянами, результаты финансовых преференций от исполнения своих властных полномочий выводили в Россию, создавая на ее территории свои частные компании и корпорации, фактически ведя по отношению к Армении – стране, которой они управляли, компрадорскую и даже колониальную политику. А чтобы население Армении не сопротивлялось их компрадорской деятельности, на пьедестал была вознесена личность Гарегина Нжде – якобы «основателя» армянского государства в Нагорном Карабахе, чтобы в Ереване больше ни у кого не возникал вопрос о том, кто в стране хозяин – карабахские или все-таки ереванские армяне.

Любое несогласие гражданского общества Армении с таким положением дел всегда жестоко подавлялось силой оружия. Как это произошло, например, 1-2 марта 2008 года, когда армия была использована в Ереване для разгона массовых манифестаций, участники которых протестовали против фальсификации результатов президентских выборов, победителем на которых стал уроженец Азербайджана армянской национальности из Нагорного Карабаха Серж Саргсян (тогда на улицах Еревана военные убили 10 человек из числа протестующих). Таким образом, теория Нжде использовалась и используется не только во внешней политике Армении для оправдания ее агрессии против Азербайджана, но и применялась до недавнего времени и во внутренней политике страны для подавления основных прав и демократических свобод ее граждан, что является прямым нарушением Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В настоящее время экс-президент Армении Роберт Кочарян по делу 1 марта 2008 года находится под следствием, периодически заключается под стражу, но данный факт не влечет официального отказа от практики героизации нацизма в этой стране и ее существования в форме мононационального государства.

Героизация нацистского преступника Гарегина Нжде в понимании властей Армении 2000-2018 гг. имела двоякую цель. С одной стороны, показать народу Армении, что политика подчинения Армении выходцам из созданной международными террористами на оккупированных землях Азербайджана Нагорно-Карабахской республики, или Арцаха, приветствуется и одобряется международным сообществом в лице отдельных государств, и в первую очередь – России, на территории которой практика мемориализации исторической памяти о нацистском преступнике Нжде также не встречает противодействия властей от местного до федерального уровня. С другой стороны, тем самым упрочить оккупационный режим и сформировать для него видимость морального права на существование, хотя сам по себе последний факт совершенно неприемлем с позиции норм международного права. Фактически, вся эта политика была насквозь пропитана правовым нигилизмом, попранием человеческого достоинства, что всегда было, есть и будет отличительной чертой нацизма в любых его идеологических проявлениях и интерпретациях.

— Недавно президент Азербайджана в Сочи заявил: «Карабах — это Азербайджан и восклицательный знак!». Можно ли утверждать, что переговорный процесс уже не работает, и альтернативы войне нет?

— Вопросы войны и мира находятся в исключительной компетенции высшего политического руководства вашей страны, и не мне — иностранцу — рассуждать на этот счет. Выйти из переговорного процесса или остаться в нем — этот вопрос может решить только президент Ильхам Алиев и его ближайшее политическое окружение.

В моем понимании по состоянию на сейчас арсенал средств политического, дипломатического, информационного и психологического давления на Армению еще не исчерпан, и поэтому пока еще есть шанс для мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта при условии, что армянская сторона проявит политическую дальновидность и мудрость (правда, в наличие у нынешнего руководства Армении этих качеств я верю с трудом).

Не стоит забывать, что в следующем году будет отмечаться 75-летие Победы в Великой Отечественной войне, причем в рамках СНГ подписаны документы о совместном праздновании этой даты, поэтому у Азербайджана есть инструменты для эффективного ведения холодной войны против Армении в ближайшие полгода. Естественно, все это время информационная война должна вестись с прицелом не только на Ереван, но и на Москву, которой уже завтра придется выбирать, какой из двух геополитических приоритетов ей далее поддерживать — борьбу с героизацией нацизма в Армении или же героизацию нацизма в собственной стране.

| 2019-10-14T14:04:11+00:00 13 октября 2019, 19:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (3 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|