Израиль и Иран на пороге войны?

После очередных ракетных обстрелов заговорили о приближающейся израильско-иранской войне. Подогрели такие опасения выход Вашингтона из ядерной сделки с Тегераном. Он совпал, конечно, не случайно с обменом ракетными и авиационными ударами.

Вроде все признаки так называемого особого положения предшествующего открытому военному конфликту налицо. И, тем не менее, не все так однозначно.

Руководство Ирана неоднократно открыто заявляло о своей цели ликвидации Израиля как государства. И это не просто воинственная риторика, а целенаправленные действия. Начиная от поддержки ряда террористических организаций в секторе Газа и на юге Сирии до размещения подразделений иранской армии в Сирии.

Не удивительно, что в Израиле с возрастающим беспокойством следят за всеми действиями Тегерана, и особенно в области ракетно-ядерной программы. Вооружение иранской армии средствами доставки мощных боеприпасов, в том числе и потенциально ядерными боеголовками, так или иначе, должны были вызвать ответные действия.

Тот факт, что Сирия стала местом боевых столкновений Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) и подразделений Корпуса стражей исламской революции не должен вызывать удивления. Более того, судя по всему, это может быть только первой фазой разгорающегося конфликта. На очереди Ливан и боевики Хезболла окопавшиеся там. Более того, при всей стратегической значительности для Израиля Голанских высот, Ливан представляет для Тель-Авива не менее важную цель. Допустить размещение в разных частях Ливана иранских баз ЦАХАЛ категорически не может и будет этому препятствовать вплоть до вторжения, как это бывало в прошлом.

При этом в настоящее время иранские подразделения в Сирии и контролируемые Тегераном Хезболла не могут вступить в открытое столкновение с израильской армией, как говорится, в поле. Нет у них для этого необходимых ресурсов и соответствующей численности. Разгром последует немедленно. В первую очередь из-за подавляющего превосходства израильской авиации.

Вот почему Иран избрал тактику легких ударов, провокационных полетов с заходом в израильское воздушное пространство и обстрелов, чаще неприцельных пограничной территории. Своего рода беспокоящих действий с определенной долей эскалации, что и произошло в последний раз. Надежда была на то, что израильский удар будет непропорциональным с гибелью желательно большего количества людей. Пиаровская и пропагандистские цели подобной тактики очевидны.

Видимо в Тегеране до последнего надеялись, что Дональд Трамп либо не выполнит своего обещания выхода из ядерной сделки под давлением европейских союзников, либо отложит его до лучших времен. Не получилось.

Еще одним важным фактором стал успех израильской разведки в получении иранских документов, касающихся разработки ядерного оружия. Хотя реакция Парижа и Берлина была сдержанной, тем не менее, нарушение Ираном условий договора слишком очевидны. Информационный и дипломатический удар оказался очень сильным и тут даже относительно осторожные деятели в Тегеране вынуждены были согласиться на обещанные так называемые меры. Вылились они в обстрелы Голанских высот. Другого, под рукой просто не оказалось.

Ответная операция ЦАХАЛ «Карточный домик» оказалась весьма успешной. Иранские разведывательные базы Тель-Калиб, Тель-Гарба, Тель-Макдад и Тель-Неби Йоша практически полностью разрушены. В Аль-Кусайре одной из целей была база Хезболлы. Досталось и сирийским авиабазам Шайрат, Тала и Меза.

Реакция в Тегеране оказалась на удивление сдержанной. Конечно, сжигались израильские флаги, аятоллы грозили последствиями. Ритуал в этом смысле полностью соблюдался. Тем не менее, налицо некоторая растерянность по двум причинам. О первой мы уже сказали. Это довольно успешный ответный налет. Все израильские самолеты на свои аэродромы вернулись даже без повреждений. Ракетный обстрел Голанских высот показал крайне низкую эффективность. Израильская система ПВО Кипат барзель (англ. Iron Dome, Железный купол), развернутая накануне, перехватила всего 6 ракет из 20 запущенных. Остальные разорвались на сирийской территории, не долетев до границы.

Вторая причина относится уже к дипломатической сфере. По ряду сообщений руководство в Дамаске было крайне раздражено иранскими действиями, предпринятыми без согласования. Ведь в результате израильского налета пострадали сирийские объекты, в том числе и средства ПВО российского производства. К тому же это очень не понравилось Москве, так как не показал себя в деле уничтоженный комплекс «Панцирь-С». Был он развернут в боевое положение, находился на марше или в процессе подготовки не столь важно. Комплекс предназначается для продажи в другие страны, а тут возникают сомнения в его эффективности.

И здесь мы вступаем на территорию дипломатической игры вокруг ирано-израильского противостояния. Она многокомплектная и имеет выходы не только на Ближнем Востоке, но и в других весьма важных регионах.

Во-первых. Хотя европейские участники ядерной сделки заявили о ее соблюдении и внесении некоторых дополнений, введенные США санкции в отношении Ирана не остановлены и европейскому бизнесу и финансистам придется решать уже хорошо известную дилемму. Что предпочесть относительно выгодные сделки с Ираном с не всегда ясной перспективой или иметь проблемы с американским законом и министерством финансов. Попадание в черные списки весьма чревато. Посол США в Берлине и бывший представитель в ООН Ричард Гренел уже призвал немецкие компании прекратить свою деятельность в Иране. Можно практически с полной уверенностью сказать, что в Европе предпочтут второе. Хотя и без особого желания.

Ведь не случайно в ведущих европейских столицах поддержали право Израиля на оборону без сопутствующих замечаний о чрезмерности ответных мер. Тем самым Тегерану дали понять, что он пересекает красную линию, и это будет иметь негативные для него последствия.

Во-вторых. Иранская агрессивность способствует сближению монархий Персидского залива с Израилем. Об этом, в частности, говорит заявление министра иностранных дел Бахрейна Халед бен Ахмед Аль Халифа, «пока Иран нарушает статус-кво в регионе и наводняет страны своими силами и ракетами, право каждой страны в регионе, включая Израиль, защищать себя и уничтожать источники опасности».

Ранее подобные высказывания следовали из столицы Саудовской Аравии Эр-Риада. Это означают тектонический сдвиг в арабских рядах. Пусть и по своим причинам, но Марокко разорвало дипломатические отношения с Ираном именно сейчас. Фактор не особо важный в игре, но весьма показательный.

Теперь Израиль действует в совершенно другой дипломатической и информационной обстановке. И это тоже отражается на позиции Ирана.

В-третьих. Демонстративное пребывание израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москве, формально на праздновании 9 мая, наглядно показало Тегерану, что Кремль не собирается защищать своего партнера в Сирии и будет наблюдать за происходящим со стороны. После своей встречи с российским президентом израильский премьер-министр заявил, что «Предположения о том, что Москва блокирует трансграничные действия ЦАХАЛ, оказались ложными, и у меня нет оснований полагать, что на этот раз будет иначе».

Получается, что в союзниках Ирана только Хезболла, но толку от нее в столкновении с Израилем всего ничего.

В-четвертых. Втягивание Ирана в противостояние с Израилем в первую очередь на руку Турции, так как увеличивает для нее свободу рук на севере Сирии. В свою очередь это усиливает давление на президента Асада в виде ухудшения его военно-стратегической ситуации на северо-западе.

В-пятых. Внутреннее положение Ирана весьма далеко от стабильного. С конца предыдущего года иранский риал потерял половину стоимости. Введен фиксированный обменный курс — 42 000 риалов за $1. На черном рынке падение национальной валюты продолжается. За четыре месяца нынешнего года из Ирана было выведено от $10 до $30 млрд. из опасений краха экономики. В стране банально может возникнуть дефицит валюты.

Иностранные банки держатся от Ирана на некотором расстоянии, так как не хотят попасть под американские санкции. Инвестиции не идут, что тоже напрягает финансовую систему.

При этом на внешнеполитические авантюры тратятся огромные деньги, и это вызывает рост социальной напряженности.

Все эти и другие причины вынуждают иранское руководство при всей воинственности его риторики воздерживаться от широкомасштабного конфликта с Израилем. По крайней мере, в обозримой перспективе.

В Тель-Авиве тоже не хотят ввязываться в конфликт не обещающим быть скоротечным.

В результате будут какие-то обстрелы, попытки террористических актов, но большой войны не предвидится.

Неясным остается вопрос о судьбе иранской ракетно-ядерной программы. Вот здесь и может возникнуть casus belli.

302 просмотров
| 2018-05-14T01:00:47+00:00 14 мая 2018, 11:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|0