Или пан, или пропал

Исповедь, сформированная  историей, есть ценность, которая  должна быть обязательно честной и правдивой.  Она  всегда носит личный характер. То, с чем столкнулся Байрон (в миру, если не забыли, его звали Байрам), может произойти, а может и не произойти с каждым из нас.  В порядке вещей, когда, оказавшись в одной и той же ситуации, люди сталкиваются с различными  обстоятельствами.

Так вот. Неожиданно у Байрона возникли проблемы со здоровьем. Самым надёжным диагностиком внезапно появившихся недугов, является коллектив, в котором работаешь.

Ему и в голову не могло прийти, что коллеги так хорошо разбираются в медицине. Видимо, не от хорошей жизни образовался пласт людей, которые сами ставят себе диагноз и выбирают лечение по Интернету. Опасно, конечно, но у некоторых других возможностей просто нет.

Походная аптечка «а вдруг понадобится» пока успеют подобрать с улицы, практически  была у каждого. Известное дело, выйдешь из дома и такое увидишь или услышишь, что без успокоительных таблеток никак не обойтись. Всех скорой помощью обеспечить сложно.

Приблизительный диагноз, разумеется не без помощи Google, поставили быстро: во рту сухость, часто хочется пить – к эндокринологу. В боку колет – к урологу. Давление высокое или низкое – к кардиологу. Измерили давление, дали таблетку. Стало лучше. Коллектив решительно потребовал от Байрона пойти к врачу. Сейчас платить не надо. Года два тому назад  коллективу выдали медицинскую страховку. К ней была приложена инструкция, как ею пользоваться, список больниц, куда можно обратиться,  перечень услуг, которыми можно воспользоваться. В последний раз Байрон «бюллетенил» в эпоху Андропова, но за   медицинские услуги, которыми мог вдруг воспользоваться, платил исправно. Платил давно, как и отчисления по пенсии. Развалили Союз, опять платил. Уже своей родной, независимой власти. Так полагалось, так принято во всём мире. Всё как будто успели поделить, а вот куда делась касса с пенсионными деньгами, выплатами на бюллетени, так никто и не понял. Нет, кому надо, видимо, быстро поняли.

Байрон обычно старался  лечиться, точнее, держать под контролем организм, во время летних отпусков, когда выезжал в другие страны. Так было надёжнее. Он давно привык к тому, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. А то, что на медицинскую страховку перечислялись деньги, то он уже привык  к разного рода перечислениям, от которых, видимо, хоть кому-то есть польза.

До лета, до отпуска, было далеко, и он решил воспользоваться страховкой, ведь за всё  заплачено.

Байрон начал с давления. Повышенное давление, как и пониженное,  мешает полноценному восприятию окружающего мира, который и так далеко не идеален. Не теряя времени, помчался в близлежащую больницу. Больных в лечебнице оказалось больше, чем он  предполагал, хотя она и была частной, а частное всегда подразумевает немалую плату.

События развивались следующим образом. Стойка, которая регулировала жизнь больницы и больных, связалась со «страховочным» центром. Центр  проверил Байрона на идентификацию. Всё сошлось,  то есть Байрон в действительности был Байроном, а не Пушкиным. Добро на лечение было получено.  Байрон нашел нужный кабинет, постучался, услышав: «Заходите», не раздумывая, смело вошел в кабинет.

Врач, терапевт-кардиолог, внесла его в базу, никаких бумаг, чернильниц и гусиных перьев. Исходя из постановки вопросов, сразу стало ясно, что врач опытный. Таких долго помнят пациенты.  Сразу было видно, что «ушли» из государственной лечебницы по возрасту.  Медицинский университет исправно выполняет план по выпуску специалистов, которые должны набираться опыта. Байрон не хотел быть больным, на котором проверяются или применяются знания, приобретённые в медицинском институте.

Врач внимательно выслушала исповедь Байрона, ввела её в компьютер, измерила, простукала, проверила, подумала, успокоила и послала на стойку, чтобы дали направление на анализ крови. Если сейчас везде пьют кровь, то здесь сдают кровь. «Стойка» сообщила страховому центру, что пациенту надо сдать кровь. Центр согласился, мол, так уж быть, пусть сдаёт, раз надо. «Стойка» быстро  пробежалась пальчиками по клавишам, принтер выдал направление. Байрон взял направление и пошел в лабораторию. Медсестра велела закатать рукав и садиться в кресло. Байрон вдруг вспомнил, что в санатории, где он обычно лечился и отдыхал,  медсестра рано утром стучалась в дверь и ласково говорила: «Пан, идите сдавать кровь. Надеюсь, вы не ели и не пили». «Видимо, здесь другая методика, более продвинутая»,- подумал Байрон и сдал кровь.

Собравшись с духом, Байрон пошел к врачу – терапевту-кардиологу. Он понял, что в этой больнице  только она внушает доверие. Врач выслушала его «кровавый» рассказ и молвила, может, в первый и последний раз в жизни, уж очень она была интеллигентной: «Мать вашу!». Затем она позвонила в лабораторию и попросила аннулировать заявку на анализ. Столь уважительное отношение  к деньгам страховки делало ей только честь. На следующий день, после выполнения обязательных медицинских исследовательских  процедур,  врач выписала лекарства и посоветовала обязательно обратиться к урологу. «Лучше вам сходить в соседнюю больницу, там уролог более ответственный», – шепотом сказала она. Она написала на рецепте инициалы врача и протянула Байрону.

Первым делом Байрон помчался в аптеку. Святая простота, он верил, что как только он выпьет таблетки, выписанные врачом, сразу  Кощеем  Бессмертным станет.  Бесплатные лекарства можно было получить в специально отведенных для этого аптеках. Нужная аптека   находилась на входе в метро.

Аптекарь связался с центром страховки и получил добро на отпуск лекарств. Таблетки нужно было принимать три месяца, а выдали на месяц, что очень  удивило. Аптекарь объяснил, что каждый месяц он будет приходить за новой партией. «Логично»,- подумал Байрон. «Страховка, видимо, тоже умела считать деньги. Или через месяц он выздоровеет, тогда зачем принимать  лекарства дальше? А если вдруг умрет,  тем более лекарства не нужны. Умирать Байрон не собирался. «Буду жить назло страховке»,- решил он.   За всё заплачено.

Медицинская страховка становилась всё интереснее и интереснее. Невиданное и неслыханное дело. Байрон решил поменять клинику, чтобы узнать, как процесс идет в других местах.

Следующая больница была государственной, находилась напротив частной. Здесь лечили бесплатно, платно и по медицинской страховке. Каждый мог выбрать, или довериться, по своим требованиям и запросам. Набранный опыт помог ему сэкономить время. Он сразу нашел регистрацию и попросил записать к эндокринологу. Быстро связались со страховкой, которая сообщила, что услуги эндокринолога не включены в обслуживание. Хочешь эндокринолога – плати. Байрон понял, что за всё очень плохое надо платить. Он заплатил, хотя слышал, что к диабетикам особое отношение. Видимо, пока не получишь статус диабетика, надо платить. Статус он везде статус. Заработать его мало, надо заслужить, доказать, что имеешь на него право.

Эндокринолог сказала, что надо сдать кровь, уже в их лаборатории. Они верили только своим.   Сразу предупредила: приходить надо с утра,  не  «евши» и «не пивши». Байрон понял, что он ошибся: сдать кровь равносильно  понятию «пить кровь».

Лаборатория открывалась в восемь часов утра. Услуга была платная. Но кто сегодня экономит на здоровье? Таких практически нет. Если кто-то экономит (бывают случаи, что и экономить нечего)  то умирает. Страшно, что это стало привычным. Байрон пришел пораньше, но первым не стал. Автомат выдал ему номер. Он заплатил за анализ, цена которого  была равна   трём обедам в   перерыв. Пока очередь продвигалась, он узнал прейскурант анализов и понял, что ему повезло – у него всего один анализ.

Врач оказалась права – анализы больниц не совпадали. Она выписала лекарства, за которые страховка не платила. «Диабетиков, видимо, стало   много, на всех не напасешься»,- подумал Байрон. Знающие люди сказали: «Станешь на учет,  будешь получать бесплатно». Пришлось поверить. Больной больного не обманет.

Уролог по страховке принимала бесплатно. Получив направление, Байрон нашел нужный кабинет и решил войти. Его остановил резкий оклик: «Очередь занимайте». Очередь оказалась весьма солидной. Судя по диалекту шепотом переговаривающихся больных, регионы республики в ней были представлены весьма широко.  Байрон понял, что врач – мама всех урологов республики, вроде матери Терезы. За просто так, тот старик с клюшкой, сидящий у окна,  с гор не спустится. Рассчитывать на то, что очередь будет двигаться быстро, явно не стоило.  Врач оказалась ответственным, «допрос» больных шел от души. Байрон подошел к двери кабинета, чтобы изучить табличку, на которой была, как он думал, отражена более точная информация о докторе. Очередь напряглась. Байрон понимающе улыбнулся и показал на табличку, мол, правила приличия знаю, нарушать не собираюсь, прочитаю только табличку и отойду. Очередь поверила, но, как заметил Байрон, глаз с него не спускала. Если он попытается коснуться ручки двери, ему оторвут конечности. На табличке были обозначены только имя и фамилия врача Н.Т.   Ни слова о звании,  регалиях,   наличие степени,   наград  в таблице не значились. Но если столько людей со всей республики терпеливо сидят и ждут, значит,  «Народная». Звание Народного артиста дают, а звание Народного врача присуждает народ. Его не проведешь. Эх, в каждый бы регион по такому народному врачу и не было бы проблем. Медицинская страховка хорошо задумана. Осталось только страховку обеспечить квалифицированными, ответственными врачами.

Примечательный факт. Несмотря на то, что смена закончилась, врач приняла всех. Байрону выписала три лекарства. За два заплатила страховка, за третью, самое дорогое, пришлось платить. На здоровье сэкономишь, долго не проживешь.

| 2019-02-21T18:05:36+00:00 21 февраля 2019, 11:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (10 оценок, среднее: 9,10 из 10) Загрузка...|