«Ильхам Алиев и Никол Пашинян станут лауреатами Нобелевской премии мира»

Об отношениях Армении и России, о том, пойдет ли Путин на уступки Пашиняну по газовому вопросу, а также перспективах урегулирования карабахского конфликта, рассказал в интервью #, российский историк, политолог Олег Кузнецов.

— Сейчас между Арменией и Россией идут переговоры по поводу цены на газ. Как вы считаете, Россия пойдет на уступки Армении?

— Вопросы экономики и политики в условиях мирового экономического кризиса не всегда между собой взаимосвязаны. Не спорю, цена российского газа для Армении выросла в полтора раза, но и для прочих внешних потребителей она не осталась на прежнем уровне, данный факт также следует принимать во внимание. Рост цены на российский газ в понимании армян существенный, но не настолько значительный как в абсолютных макроэкономических показателях.

Не надо думать, что Россия через увеличение цен на природный газ хочет как-то «наказать» Армению, таким образом, она просто обеспечивает свои экономические интересы, не более того. Россия всегда поставляла и будет поставлять газ Армении по демпинговым ценам, но это не означает, что российские газовые корпорации не должны зарабатывать на рынке Армении или, хуже того, работать себе в убыток.

К слову, такого никогда в истории не было: ценообразование газа для Армении всегда было таким, чтобы присутствовало положительное сальдо, пусть  только один рубль, но точно без убытков. Этот принцип лежит в основе поставок российского газа в Армению и сегодня, просто внешние макроэкономические условия сегодня не настолько благоприятны и для России, и для Армении в сравнении, скажем, со временем пятилетней давности, отчего цена на газ стала для Армении выше. Но при этом фундаментальных или базовых основ двухстороннего экономического сотрудничества никто не отменял.

— Как Вы в целом оцениваете отношения между Арменией и Россией после выборов?

— Ни для кого не секрет, что события прошлого года в Армении стали неприятным сюрпризом для Кремля: российские власти благодаря политике «карабахского клана» Кочаряна-Саргсяна привыкли считать эту страну полузависимым вассальным государством, однако армянский народ внятно всем показал, что с таким положением дел он явно не согласен. Я не говорю о том, хорошо это или плохо, я лишь констатирую общеизвестные факты.

При этом у Кремля хватило мудрости не вмешиваться напрямую во внутриполитические процессы в Армении, чтобы не усугубить и без того непростую для себя ситуацию, что дало на практике свои позитивные для Кремля результаты. Но если говорить о политической составляющей отношений между двумя странами, то в этой сфере российско-армянских отношений ничего принципиально не изменилось, и даже улучшилось.

Москва долгое время считала Пашиняна лидером проамериканской цветной революции в Армении, но за 8 месяцев своего пребывания во власти, ни он сам, ни его правительство ни разу не нарушили ни одного межгосударственного договора или межправительственного соглашения. Так что Пашинян не дал ни одного повода усомниться в своей лояльности Кремлю. Более того, 17 декабря во время заседания Генеральной Ассамблеи ООН, когда шло голосование по антироссийской резолюции по Крыму, внесенной Украиной, представители Армении голосовали против этой резолюции вместе с Беларусью и Узбекистаном, тогда как такие союзники России как Казахстан и Киргизия при этом голосовании воздержались. Тем самым новые власти Армении явно дали понять Кремлю, что внутриполитические процессы в Армении — это внутреннее дело, а на международной арене страна остается верной союзницей России.

— Сейчас в карабахском вопросе есть определенное затишье. Как Вы считаете, стоит ожидать каких-то продвижений в карабахском конфликте?

— Я верю в скорый прогресс на переговорах по нагорно-карабахскому урегулированию, и не потому, что мне так хочется, а потому, что для этого есть объективные предпосылки. Война или оккупация Карабаха не нужны Пашиняну и его сторонникам, чтобы оправдать или легитимизировать свое нахождение во власти в Армении, как это было при Кочаряне и Саргсяне, — в отличие от них нынешний глава Армении стал во главе страны не в результате разборок во властных сферах и ставшего их следствием расстрела армянского парламента в 1999 году, а в результате свободных и демократических выборов, чего никогда не было в истории армянской государственности. К тому же Пашинян в отличие от Кочаряна и Саргсяна не отдавал приказов убивать и изгонять из своих домов мирных азербайджанцев, у него нет политического бэкграунда пособника международного терроризма и организатора массовых убийств женщин, детей и стариков.

Пашинян никогда не был инициатором героизации нацистских преступников в Армении, чего нельзя сказать о его предшественниках во власти. Он во всех отношениях в сравнении с Кочаряном и Саргсяном более чистый, честный и моральный человек, для которого сила слова выше физического насилия. Он скорее пойдет на переговоры, чем будет организовывать провокацию с кровопролитием для их срыва. К тому же, как глава государства, который уже на практике столкнулся с формированием государственного бюджета, он должен уже был научиться понимать, что война в Карабахе и оккупация азербайджанских территорий является главной и единственной причиной экономической блокады Армении в регионе Южного Кавказа, ее исключения из региональной системы экономического сотрудничества.

У Пашиняна сегодня нет ни одного объективного или субъективного резона, чтобы не пойти на переговоры с Баку по нагорно-карабахскому урегулированию. Более того, Пашинян в сравнении с Кочаряном и Саргсяном совершенно свободен от всяких тайных или закулисных обязательств перед диаспорой и Кремлем, и это для него еще один плюс. Поэтому я совершенно не исключаю варианта развития событий, при котором Ильхам Алиев и Никол Пашинян станут лауреатами Нобелевской премии мира как два лидера, положившие конец многолетнему конфликту вокруг Нагорного Карабаха.

 

| 2019-01-10T00:23:17+00:00 10 января 2019, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (3 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|