Игра на повышение

Последние несколько лет Турция довольно успешно играет в «союзника», лавируя между интересами России и США, и попутно укрепляя свой высокий статус в регионе. Очевидно, будущее своей страны Эрдоган и его команда видят в качестве полноценной, абсолютно суверенной державы, позволяющей себе независимое поведение в ходе диалога со всеми силовыми центрами мира. Это, конечно, в идеале, а пока Турецкая Республика вынуждена все-таки балансировать, играть на интересах США, России и ЕС. Но все же, тенденции к перманентному усилению самостоятельности Анкары не увидеть невозможно.

Особенно ярко это проявилось на днях, когда Турция пошла на принцип в вопросе приобретения российских систем ПВО С-400. Их поставки все-таки начались, невзирая на все протесты американцев. Вслед за этим Вашингтон сразу же приостановил соглашения с Анкарой по поставкам истребителей пятого поколения F-35 и пригрозил ей введением санкций в рамках принятого в 2017 году закона «О противостоянии противникам Америки посредством санкций».

В свою очередь турецкое руководство заявило (кстати, вполне обоснованно), что такой выбор оборонной техники направлен на защиту национального суверенитета; причем выбор этот вынужденный, поскольку ранее США однозначно отказали Турции в поставке американской альтернативы — системы противоракетной обороны Patriot. Мало того, в последние дни из Турции звучат ответные угрозы, что в случае непоставок F-35, они всерьез возьмутся за рассмотрение вопроса о покупке российских аналогов Су-57.

На фоне происходящего генсекретарь НАТО Йенс Столтенберг поспешил заверить мировые СМИ, что пока никто из членов Североатлантического блока не поднимал вопрос об исключении Турции. Это момент показательный, дающий понять, что, несмотря на сближение с Москвой, рвать отношения с Турцией на Западе никто не собирается.

Анкара, судя по всему, хорошо это понимает, поскольку, являясь с 1952 года членом НАТО, позволяет себе играть на нервах самого влиятельного союзника по Альянсу – США. Причин тут может быть несколько. Первая и самая важная — геополитическая. Трещина в отношениях между странами обозначилась после неудавшегося госпереворота в Турции в 2016 году. Тогда Вашингтон отказался выдать Анкаре общественного деятеля Фетуллу Гюлена, которого турецкая власть называла идейным вдохновителем мятежа. Затем последовал обмен «любезностями»: арест в Турции американского пастора, введение американских санкций против турецких министров-силовиков, задержание турецких граждан, работавших в американском посольстве, приостановка выдачи туркам американских виз и т. д. Но и без того разногласий хватало — кардинально противоположные позиции по курдской проблеме, перенос американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим. Кстати, курдская тема тут может считаться определяющей. Ведь США не могут не знать всей остроты проблемы курдского сепаратизма для целостности Турецкой Республики. Но именно они после фактического развала Ирака поспособствовали созданию курдскими сепаратистами своей автономии на севере этого государства, у самых границ Турции. Турки прекрасно видят, что США играют с ними в двойную игру, и у них возникает естественное желание отплатить тем же. А кто для Штатов является одним из наиболее резких раздражителей на мировой политической арене? Россия. Вот с ней Турция и начала игру в «братание», назло американцам.

При этом еще в конце 2015 года, когда турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик Су-24, российско-турецкий альянс казался чем-то совершенно невероятным. Особенно на фоне общей неприязни Вашингтона и Анкары к режиму Башара Асада, и откровенной дружбы с ним Москвы. Но уже через год картина поменялась самым неожиданным образом — возник  региональный союз Турции и России, который жив до сих пор.

Вообще-то, отдалить Турцию от западных партнеров на протяжении десятилетий было стратегической мечтой, если не целью Москвы, однако многие аналитики в последние годы отмечают, что любой альянс между Россией и Турцией рано или поздно натолкнется на историческое и региональное соперничество. Весьма вероятно, что камнем преткновения станет Сирия – там у этих «союзников» интересы по-прежнему разные.

И еще, в целом сегодня немало тех, кто считают сближение Эрдогана с Россией, Ираном и Китаем страшной ошибкой. Но, возможно, все куда тоньше, чем кажется на первый взгляд, и глава Турции стремится к превращению своей страны в державу с разновекторной внешней политикой. Цель тут, видимо, в том, чтобы довести Турцию до таких высот, когда она будет избавлена от необходимости делать однозначный выбор в пользу США, России, или кого-то еще. Потому что, когда у страны есть виды на будущее не регионального, а международного уровня, она уже не может быть участницей одного лишь альянса с ограниченными возможностями.

| 2019-07-19T17:09:59+00:00 19 июля 2019, 20:50|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|