«Идлиб Турции не нужен, поскольку катастрофически перенаселен и экономически истощен»

О ситуации в Сирии, процессах развивающихся вокруг американо-турецких отношений, а также возможного ввода войск в Манбидж, рассказал в интервью #, российский эксперт по Ближнему Востоку Григорий Лукьянов.

 

— Эрдоган не принял Джона Болтона из-за заявлений по курдам. Как после этого будут развиваться отношения Вашингтона и Анкары?

— Администрация Д.Трампа продолжает искать решение дилеммы, обозначившейся с момента, когда США еще при президенте Б.Обаме начали оказывать поддержку военно-политическим организациям сирийских курдов. Заявление президента США Д.Трампа о выводе американских войск из Сирии адресовано, не в последнюю очередь, именно турецкому руководству. Несмотря на все сложности в двусторонних американо-турецких отношениях, возникшие в последние годы, нужно вспомнить, что Д.Трамп весьма последователен в выполнении своих предвыборных обещаний. Это касается не только тезиса о борьбе с ИГИЛ как главной причиной военного присутствия США в регионе, но также и намерения в среднесрочной перспективе сократить это присутствие и опереться в вопросе поддержания региональной архитектуры безопасности на региональных союзников. Причем в последнем Д.Трамп руководствуется принципом «старый друг лучше новых двух» и отдает предпочтения Израилю, Саудовской Аравии и Турции.

На фоне дела об убийстве журналиста Кашикчи и наметившихся проблем на саудовском направлении администрация президента США делает все, дабы минимизировать потери, с одной стороны, а с другой – дабы восстановить доверие и уровень взаимодействия с Турцией. Делать это приходится в условиях пассивного противодействия со стороны Европы и более активного – России. В Анкаре это понимают и, безусловно, используют данный интерес Вашингтона в собственных целях, маневрируя между глобальными и региональными центрами силы и пытаясь выиграть максимум. Торг продолжается, однозначно выгодного для основных сторон решения все еще нет, поэтому текущая игра в поддавки и показательная неуступчивость продолжится в обозримой перспективе.

— Анкара заявила о том, что  будет проводить операции на севере Сирии и без вывода войск США. Насколько Турция серьезна в своих намерениях?

— Турецкое руководство небезосновательно полагает, что в нынешнем положении, открывшееся, благодаря решению Д.Трампа, о выводе войск из Сирии, окно возможностей, будет оставаться «открытым» недолго, поэтому постарается использовать его для наиболее эффективного, как видится из Анкары, военного решения «курдского вопроса» на северо-востоке Сирии.

Курдская «террористическая угроза», с помощью которой президент Эрдоган обосновывал все затратные военные и политические операции в Сирии, в сложившихся условиях представляет сегодня для турецкого руководства цель «номер один». Сложилась благоприятная ситуация, когда, как полагают в Анкаре, военное командование США в регионе, не желая вступать в конфликт с президентом США после отставки Дж.Мэтисона, не только больше не сможет активно лоббировать интересы курдов в Вашингтоне, но также и не посмеет пойти наперекор воле Трампа,  и открыто вступиться за них, прикрыв курдские объекты на северо-востоке.

Для проведения военной операции собираются свежие силы, подвозится новая техника, стягиваются лояльные формирования сирийской оппозиции (в т.ч. из Идлиба и из-под Алеппо), а также проводятся перестановки в командовании вооруженных сил Турции. Делается это открыто и показательно во многом для того, чтобы американское и французское военное и политическое руководство осознало силу турецкого намерения, его готовность к решительным действиям.

Упустив такую возможность или, по крайней мере, не попытавшись ею воспользоваться, турецкое руководство рискует навлечь на себя серьезную критику внутри страны, а также потерять свою долю контроля над ситуацией в Сирии.

— Как показали события в Идлибе, сейчас оппозиция сдала все свои позиции в пользу ХТШ. Почему турки согласились на такое в Идлибе? Они сдают регион?

— Видимо, да, поскольку Идлиб Турции не нужен. Большой Идлиб сегодня катастрофически перенаселен и экономически истощен, его полезность для Турции уменьшилась до минимума, а вот расходы на поддержание здесь status quo выросли непомерно по мере того, как сюда были стянуты силы вооруженной оппозиции со всей страны.

Сегодня в интересах Турции избавиться от непрофильного актива, передав контроль над Идлибом и минимизировав собственные потери, в первую очередь – репутационные. Подконтрольные Турции или связанные с ней вооруженные формирования с большей пользой для интересов самой Республики будут использованы на северо-востоке Сирии против сирийских курдов. Заняв эти территории, они не только смогут очистить её от «опасных» для Анкары курдских военных отрядов, но и открыть их для заселения новой партией сирийских беженцев, находящихся сегодня на территории Турции. Таким образом, Турция сможет решить целый комплекс собственных проблем, оптимизировать ресурсы и даже получить новые инструменты для геополитического торга с Европой.

— Как будут развиваться отношения Турции и РФ в условиях, когда Турция готовится к операциям на Севере Сирии, притом не договорившись с США? Не будет ли обострения между сторонами?

— Оснований для обострений нет, поскольку в случае успешного исхода событий вокруг ситуации в Идлибе, в выигрыше окажутся обе стороны. После того, как Идлиб выйдет из сферы ответственности Турции, для Москвы начнется новый этап работы над его интеграцией в политический процесс. Только Москва может выступить локомотивом этого процесса по целому ряду объективных показателей. Здесь есть два «крайних» варианта дальнейшего развития событий.

Первый – дипломатический. Посредством переговоров с ХТШ при посредничестве ОАЭ и КСА добиться долгожданного участия аль-Джулани в переговорах с Дамаском в Астане или еще где, неважно. Тем самым Москве удастся планомерно расширить список участников переговоров в удобном для себя формате как за счет крупнейшей оппозиционной группировки на внутреннем пространстве, так и за счет государств Залива как потенциальных участников клуба стран-гарантов. В то же самое время сирийские курды, испытав военное давление Турции, могут пойти, наконец, на переговоры при посредничестве ОАЭ и Египта.

Последний уже неоднократно демонстрирует свою заинтересованность и готовность к такой роли. Ну а в случае, если переговоры провалятся, чего, конечно, в Москве не хотели бы, ничто больше не будет препятствовать масштабной военной операции Сирийской Арабской Армии, за которую ратует Дамаск, с целью окончательного решения вопроса об «идлибской зоне деэскалации». Это второй, военный вариант, довольно затратный, но практически безальтернативный по своему результату. Даже если на нее уйдет несколько месяцев, исход операции будет один – Дамаск восстановит контроль над этой территорией при поддержке России и Ирана и будет куда менее склонен к переговорам и уступкам оппозиции, необходимым для дальнейшего политического урегулирования. По этой причине сейчас как никогда ранее страны-гаранты заинтересованы в успешном исходе событий, поскольку нынешний расклад сил сулит долгожданный прогресс и сдвиг на сирийском направлении в целом.

| 2019-01-14T19:28:09+00:00 14 января 2019, 19:23|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (3 оценок, среднее: 8,67 из 10) Загрузка...|