Генеральное сражение Ирана еще впереди

В Иране проходят праздничные мероприятия, приуроченные к 40-й годовщине Исламской революции. 22-е число месяца бахман по иранскому календарю, которое в этом году выпало на 11 февраля, считается датой окончательной победы Исламской революции над правлением монарха, которого поддерживали США.

Во время выступления на главной площади столицы президент Ирана Хасан Роухани заявил, что Тегеран продолжит наращивать свою военную мощь и работать над ракетной программой. По его словам, на это «Ирану не нужно разрешение», а попытки США изолировать  страну  не обернутся успехом.

В свою очередь иранский военачальник, заместитель командующего Корпусом Стражей Исламской революции Хоссейн Салами заявил, что Тегеран не станет выводить свои силы из региона и уйти должны США.

Президент США Дональд Трамп в своеобразном, присущем  только ему стиле «поздравил» иранцев с праздником в своем микроблоке Twitter.

«40 лет коррупции. 40 лет репрессий. 40 лет террора. Иранский режим создал только «40 лет провала». Так долго страдающий иранский народ заслуживает гораздо более светлого будущего», — написал Трамп.

Отношения с Азербайджаном…

С приобретения независимости отношения Азербайджана и Ирана переживали разные этапы, было и похолодание и потепление. На более или менее ровный путь вышли с приходом к власти в Азербайджане Гейдара Алиева. Но пика добрососедства страны достигли после прихода к власти нынешней иранской власти. Именно администрация Роухани смогла наладить наилучшие отношения с Азербайджаном. Причем это начало сказываться сразу и на торгово-экономических отношениях.

Даже в самый сложный для Ирана период санкций, Азербайджан был одной из тех стран, которая не придерживалась их. По информации Wikileaks иранский бизнес активно работал в Азербайджане, через определенные банки  Иран мог переводить в свою страну деньги. Правда не без прибыли для азербайджанской стороны, но, тем не менее, Азербайджан не закрыл двери для Ирана, и в этом был свой смысл.

Да, Азербайджан имеет тесные отношения с группой недоброжелателей Ирана Израилем, Саудовской Аравией и США, но руководство страны твердо стоит на позиции, что Азербайджан не будет плацдармом в антииранском направлении. Хотя и соблазн велик,  и предложения есть.

Возможно, при каких-то других обстоятельствах,  официальный Баку  взамен на какие-то политэкономические гарантии и согласится, но пока  реальность совершенно иная. Иран выгоден Азербайджану, настолько насколько не опасен, а под давлением Иран не опасен. Наоборот, вся эта «шумиха» вокруг Ирана даже выгодна, так как повышается  геополитическая роль  страны, граничащей и с Ираном, и с Россией.

Грамотная экономическая политика  могла бы дать большие преференции Азербайджану, имеющему  общую границу с  такой огромной  страной.

О самом Иране…

Для любого государства 40 лет – это тот промежуток времени, по итогам которого стоит  проанализировать, что было, что произошло, каковы итоги и куда идет та или иная страна.

Скажем откровенно, на сегодняшний день Иран является одной из тех стран, чья политическая позиция и поведение привлекает внимание и вызывает особый интерес, так как он не похож на других. Причем стоит подчеркнуть, что Иран все эти 40 лет был в поисках баланса между традиционным исламом и светскостью, начиная с внутри общественных отношений, заканчивая внешней политикой.

Как-то раз на одной из конференций российский эксперт по Ближнему Востоку Евгений Сатановский, говоря о ситуации на Ближнем Востоке и позиции Ирана по ядерному вопросу, сказал: «У иранцев свое видение владения ядерным оружием. Они говорят: «У католической страны, у православной страны, у суннитской, еврейской, буддистской и даже атеисткой страны есть атомная бомба, а у шиитской нет».  И как в таком случае с ними говорить?», — задавался вопросом эксперт.

И правда, Иран, возможно, единственная страна, которая смогла выстоять под давлением санкций и смогла договориться с Западом по ядерной проблематике в июне 2015 года. Другой вопрос,  что эти договоренности еще не означают, что угрозы конфронтации с Ираном не будет. Возможно, у Обамы и команды демократов были свои планы по Ирану и в целом по  политике на Ближнем Востоке.

С одной стороны они сняли  санкции с Ирана и раскрыли для себя восьмидесятимиллионный иранский рынок, с другой стороны на рынок поступила бы иранская нефть, которая демпинговала бы цены, что сужало бы кольцо вокруг России, которая годом ранее в 2014 году аннексировала Крым, тем самым дав о себе знать. Для США и в целом для  Запада возвращение России в глобальную геополитическую игру куда опаснее, чем Иран, у которого амбиции поскромнее, чем у Кремля. К иранскому кейсу демократы вернулись бы, после того, как  разобрались бы с Россией, одновременно, на Ближнем Востоке, Иран стал бы сдерживающим фактором между Израилем, Саудовской Аравией и Турцией.

Тем не менее, стоит отдать должное дипломатии исламской республики, так как она единственная страна, которая смогла посадить международных лидеров за стол переговоров и договориться. Если бы Иран был слабее, то вряд ли с ним кто-то договаривался бы.

Но идеям обамовской администрации пришел конец с приходом к власти Трампа, который накрыл медным тазом все эти ядерные соглашения и ввел санкции против Ирана. Правда на этот раз традиционные партнеры Вашингтона — европейские государства — отказались от этой игры, и сейчас Брюссель «ломает голову» над тем, как торговать с Ираном не во вред крупным корпорациям, которые также работают в США. Пока у европейцев и «рыбку съесть и под санкции не сесть» не очень получается, а пока они думают, иранская экономика трещит по швам.

Кстати, об иранской экономике. Начнем с того, что Иран не граничит со Швейцарией  – это ближневосточная страна, которая граничит с такими странами как Афганистан, Ирак, Пакистан, то есть такая роскошь как стабильность ни регион, ни тем более Иран не имеют. Регион в войне, разрухе, огромное количество беженцев, а потому  у таких стран как Иран или Турция расходы на безопасность повышены, то есть значительную часть бюджета «съедает» армия, разные околовоенные подразделения, расходы на внешние военно-политические кампании в Сирии, Ираке, Афганистане. Но деньги любят «тишину», а потому одним из важных факторов развития экономики той или иной страны  является политическая стабильность в регионе.

Так или иначе, нужно понимать, что Иран – это не Катар, не ОАЭ и Саудовская Аравия, где пропорция населения и ресурсов не соразмерны. При всем том, что Иран одна из самых богатых стран по энергоресурсам, она имеет вполне удовлетворительную  для себя промышленную экономику. Ирану не грозит голод, так как большинство продуктов питания производится в стране. Как отмечают иранские эксперты, предстоящие 2 года ( 2019-2020) будут для правительства Ирана хорошим экзаменом. Со своей стороны США и  союзники в регионе надеются расшатать Иран именно в этот промежуток времени. Либо сейчас, либо никогда.

Для Саудовской Аравии, Израиля и трамповским США важно «выбить» Иран из Сирии и Ирака. Осуществить это военным путем возможно, но сложно, так как на сегодня именно иранские и проиранские группировки контролируют большинство территорий в этих странах.  Правда,  ухудшение экономического положения осложняет содержание стольких сил, но иранцы пока стоят, и уходить никуда не собираются.

С первого дня своего рождения Иран воюет и воюет в первую очередь за право существование в том виде, в котором он есть, этим он и держит пассионарность своего общества. С учетом того, что его гиперактивность пугает многие страны, а именно арабские, генеральное сражение Ирана еще впереди.

| 2019-02-13T00:05:58+00:00 12 февраля 2019, 22:15|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (4 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|