Европарламент сместился вправо, но меньше, чем ожидалось    

Выборы в Европарламент принесли, как некоторые неожиданности, так и предсказуемые результаты. Среди первых следует отметить высокую явку избирателей. Она составила более 51%. По сравнению с предыдущими выборами рост составил 8%. Впервые в выборах более активной была молодежь.

При этом следует иметь в виду, что многие из европейцев весьма туманно представляют себе, что такое Европарламент и чем он занимается. В этом смысле выборы в него считаются чем-то второстепенным, по сравнению с голосованием в своих странах. Повышение активности избирателей наглядно показывает рост заинтересованности в общеевропейских событиях и понимание важности единства континента.

К предсказуемым результатам можно отнести некоторый успех правых и ультраправых. Причем если во Франции, Италии и на севере Бельгии, Польше и Венгрии он был ожидаемым, хотя и не с такими результатами, то в Германии, Австрии, Финляндии, Нидерландах, Швеции, Дании, Испании и Португалии их ожидало уменьшение поддержки.

В частности, в Нидерландах крайне правая «Партия свободы» Герта Вилдерса потеряла три из четырех мест в Европарламенте, набрав по итогам голосования всего 4%.

В ФРГ праворадикальную партию «Альтернатива для Германии» (AfD) поддержали 11% избирателей, что на 1% меньше, чем на выборах в бундестаг, но на 7% больше по сравнению с ее результатам в предыдущем созыве Европарламента.

Австрийской партии свободы (АПС) прогнозировали до 24%, но она получила только 17,5% (в 2014-м – 19,5%). Вероятно, негативную для нее роль сыграл коррупционный скандал с ее лидером вице-канцлером Хайнсом-Кристианом Штрахе.

Крайне правые выиграли во Франции, где «Национальное объединение» Марин Ле Пен получило 23,3% голосов, что на 0,9% больше, чем у партии «Вперед, Республика!» президента Эммануэля Макрона. В Италии большого успеха добилась «Лига» вице-премьера Маттео Сальвини, получившая 34,3%.

Евроскептики и правопопулисты в общей сложности получили 114 мест, улучшив свои результаты на 36 мандатов. Однако, они не образуют единый блок в Европарламенте, а разделяются на три неравные части, которым довольно трудно найти общий язык.

Довольно значительные потери понесли право- и лево-центристы. В Германии христианские демократы Ангелы Меркель (ХДС/ХСС) получили 29%, а социал-демократы из СДПГ только 15%.  Тем не менее, с учетом голосов в других странах, право-центристы  в Европейской народной партии получили 180 мандатов, Прогрессивный альянс социалистов и демократов (S&D) — 151. Тем самым доминированию этих политических сил и своего рода двухпартийной системе в Европарламенте пришел конец. Им придется объединяться с либералами и зелеными.

Последние добились успеха практически во всех странах. В Германии они получили 20% голосов, что больше, чем на выборах в Бундестаг. «Зеленые-Европейский свободный альянс» получил 69 мандатов. Либералы из блока Европа за свободу и прямую демократию — 58.

В политическом смысле при всей относительной второстепенности выборов в Европарламент они все же отражают определенные тенденции. Они отчетливо проявились в Германии.

В городе Бремен, который имеет статус федеральной земли, прошли местные выборы.

Там впервые за 70 лет социал-демократы перестали быть ведущей политической силой, уступив ХДС. СДПГ вместе с зелеными с 2007 года образуют земельное правительство. Теперь набранных голосов этому блоку не хватит для формирования правительственной коалиции.

На примере Германии наглядно видно как размывается так называемая  двухпартийная система больших партий. Она набирает все большие темпы. Это общеевропейский процесс, хотя он различен по темпам и часто разнонаправлен в связи с особенностями той или иной страны.

В целом евроскептики при некотором продвижении не получили большинства, но имеют теперь возможность блокировать те или иные инициативы. Характерно, что все их партии сняли лозунги по выходу из Евросоюза за исключением Великобритании.

Некоторая ирония состоит в том, что на выборах в Европарламент «Новая Партия брексита» во главе с Найджелом Фараджем получила наибольшее число голосов и займет 28 депутатских мест из 64, отведенных Британии. Партия, которая поставила себе цель вывести страну из ЕС, будет занимать почти половину мест. Это можно рассматривать как флуктуацию, так как трибуна Европарламента будет использована этими депутатами для вывода Великобритании из Евросоюза.

В Москве предполагали, что евроскептики из «Европы наций и свобод», куда входят депутаты из партий Марин Ле Пен и Маттео Сальвини, получат гораздо больше мест. Относительные потери AfD в Германии и АПС в Австрии, полный провал крайне правых в Нидерландах фактически означает, что центростремительные тенденции в Европе преобладают над центробежными.

Второй важной тенденцией является ослабление проблемы мигрантов и их распределения по странам. Хотя это вызывает острые споры между национальными правительствами и брюссельскими чиновниками, наибольшие сложности остались позади.

К третьему важному фактору следует отнести выдвижение на первый план экологических проблем. Отсюда успехи зеленых практически во всех странах. По крайней мере, в Германии и на Скандинавском полуострове.

В-четвертых. Несмотря на откровенную симпатию итальянских и французских крайне правых к России, не все их идеологические партнеры эту позицию разделяют. Польская партия «Право и Справедливость» занимает жесткие антироссийские позиции, она на выборах получила значительный прирост голосов.

В целом Европарламент остается под контролем центристских сил, что предполагает продолжение политической линии.

В Киеве тоже внимательно следили за результатами выборов. Некоторые эксперты, особенно лояльные пророссийским партиям, предрекали снижение поддержки Украины в связи с увеличением представительства евроскептиков. Их прогнозы не оправдались.

Усилившиеся зеленые являются наиболее последовательными друзьями Украины и вместе с центристами весьма критически относятся к российской политике.

| 2019-05-28T18:36:16+00:00 28 мая 2019, 19:35|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|