«Если бы все в мире жили как бакинцы, то на Земле не было бы войн!» 

Яков Хербин — один из немногих жителей Азербайджана, кто пережил страшные дни блокадного Ленинграда. Почетный радист СССР,  сегодня, в свои 87,он досконально помнит обо всем, через что ему пришлось пройти в суровые сороковые, чтобы выжить, а потом, по воле судьбы, навсегда связать свою жизнь с Баку. 

В интервью # Яков Михайлович делится своими трогательными воспоминаниями: 

— Сколько Вам было лет, когда началась Вторая Мировая война? 

— Я был мальчишкой 9-ти лет. Родился я в 1932 году, в Стрельна, это совсем рядом с Ленинградом (Петербург -ред.), до войны там курсировал трамвай.  Во время войны Стрельна находилась в зоне оккупации и сильно пострадала от артобстрелов. Война началась совсем нежданно. Никто из людей не был готов, ни физически, ни морально.  А потом, также скоро началась блокада, 8 сентября. Часть людей удалось эвакуировать.

Папа мой только вернулся с финской войны, как снова ушел на фронт. Мы остались с мамой. У меня была маленькая сестренка. Она скончалась после блокады… Мне сложно говорить обо всем даже сейчас, спустя много лет.

— Мне сложно у Вас спрашивать… 

— Война есть война… Стыдно об этом рассказывать, но мы, пацаны, бегали по городу, ждали, когда разбомбят какой-нибудь дом,  чтобы полазать по кухням… Это было очень страшное время. Величественный город, созданный Петром, погрузился во мрак.

— Как Вы оказались в Баку? 

— До Баку была целая история. Во время войны не учился, негде было. Пропустил со 2 по 4 класс. А после войны пошел сразу в пятый, но не потянул и остался на второй год. В армию меня не сразу забрали, дали возможность закончить школу. В институт не поступил, срезался на экзамене по немецкому языку. С военкомата отправили в Ленинградское военное училище связи имени Ленсовета. Через месяц перенаправили в Кемерово, тамошние морозы никогда не забыть. Закончив училище, отправился на службу в армию в Омск, пока в один день не пришел приказ явиться в распоряжение командующего Бакинским округом противовоздушной обороны. До сих пор храню эту выписку!

Приехал в Баку офицером и почетным радистом СССР. Азбуку Морзе помню до сих пор. Приехал, и остался навсегда… Женился, создал семью.

— В Ленинград не тянуло? 

— Тянуло постоянно. Раньше очень часто ездил. В Баку родились дети, потом и внуки. Баку стал для меня вторым домом, а потом и единственным.

— А Вы помните день своего приезда в Баку? 

— А как же?!  Я был восхищен Баку! Помню, только сошел с поезда, на мне – шинель, в руке небольшой чемодан с конспектами, смотрю вокруг, а люди ходят налегке, в каких-то халатах… Снял квартиру на Басина, сейчас уже ее снесли.

Мы жили в доме, который тут называли «хайат еви». Я был совсем не привыкшим к бакинской погоде. Лето, жара, во дворе все лежат на раскладушках, и все вместе: азербайджанец, армянин, рядом русский. Я нигде не видел такого. Я тогда подумал, что если бы в мире все жили как бакинцы, то на Земле не было бы войн…

— Как складывалась ваша дальнейшая жизнь в Баку? 

— Прекрасно! Работал до 75 лет, сейчас у меня хорошая пенсия, государство всегда обо мне заботилось, и сегодня я ни в чем не нуждаюсь. Долгие годы я работал инженером по ремонту медицинского оборудования в госпитале, а до этого – в секретном отделе на заводе «АЗОН».

В Азербайджане с большим уважением относятся к старикам. Надо бы им только чуть больше помогать, я не о себе сейчас говорю, у меня пенсия хорошая, я получаю 640 AZN и имею возможность купить лекарства, пойти в гости мне не стыдно, еда у меня в достатке. Но как быть тем, кто получает 150 манатов? Ведь кто такой старик?!  Надо быть стариком, чтобы понять…

| 2019-02-15T14:58:57+00:00 15 февраля 2019, 15:37|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|