Эльчин Алиев: Добросовестное выполнение дела и есть лучший способ не подставить Президента и наш народ

Пожар в Соборе Парижской Богоматери всколыхнул мировую общественность. «Горький урок» заставил людей задуматься о безопасности памятников архитектуры в своих странах, ведь одной из главных задач человечества является бережное отношение к объектам мирового культурного наследия, сохранение его для будущих поколений. Корреспондент «Зеркало» поговорил на эту тему с известным азербайджанским архитектором, профессором, доктором искусствоведения Эльчином Алиевым.

За тридцать лет профессиональной деятельности он спроектировал и воплотил в жизнь много архитектурных и дизайнерских проектов.  Проекты Э.Алиева получали различные награды и премии во многих странах мира, достойно представляя нашу страну за рубежом. Известен знаменитый архитектор не только в своей профессиональной области, не только как общественный деятель, но и как историк и писатель, автор многих книг по истории архитектуры Баку и Азербайджана.

— Сегодня Международный день памятников и исторических мест. Как вы оцениваете ситуацию вокруг исторического и культурного наследия нашей страны?

— Увы, несмотря на то, что многое делается в области охраны памятников архитектуры в нашей стране, мы в этом плане проигрываем европейским странам. К большому моему сожалению, многие памятники архитектуры в Азербайджане находятся  в неухоженном, плохом состоянии. Более или менее хорошо обстоит дело в Баку и на Абшероне. А вот в регионах… Но и на Абшероне есть проблемы.

Например, вокруг моей любимой башни в Нардаране, возведенной в 1301 году, сегодня пасутся бараны, козы, вокруг навоз, двери в эту архитектурную сокровищницу распахнуты настежь, никто ее не охраняет…  Или несколько недель назад я с детьми посетил башню XIV века в Бильгя — мы часто устраиваем подобные путешествия. В последний раз был там лет 10 назад. С трудом нашли памятник, дорога в ужасном состоянии, ни одного указателя.

Сегодня это уникальный памятник архитектуры средних веков стоит в частном дворе. Если нет хозяина дома, то невозможно попасть к памятнику архитектуры – так с нами и произошло: мы постучались к соседям и только издалека посмотрели на башню.

Факт того, что наше наследие пребывает на частной территории, вызывает недоумение.  Неужели государство не в состоянии выкупить пару соток вокруг, чтобы огородить памятник, сделать его общедоступным, в том числе и для туристов?  Вот наше отношение к уникальным шедеврам нашего прошлого, нашему архитектурному наследию…

— Какие архитектурные памятники и исторические ценности Азербайджана нуждаются в самой срочной реставрации?

— Помимо двух названных мной строений, это памятники в селах Нардарана, Маштагов, Балаханов и других древних поселений. Вы не представляете, какое удручающее состояние нашего наследия в регионах!  Сотни башен, крепостей, церквей находятся без внимания и заботы.

В прошлом году, фактически рискуя жизнью, мы с сыном добирались более 7 часов на вершину горы близ села Сеюдлю Гедабекского района, где расположена Намерд Кала, или, как ее называет местное население, Девичья башня. Эта роскошная крепость, отличающаяся  своей монументальностью и архитектурными формами, в настоящее время само разрушается. А по пути к ней, внутри леса, находится уникальный церковный комплекс Венгил в селении Махраса – памятник древней албанской эпохи.

Многочисленные строения комплекса совершенно не охраняются, находятся в запустении, более того – там живут люди, замусорив всё вокруг, держа животных и сжигая мусор в помещениях памятника архитектуры. В том же Кедабекском районе находится другой пример сакральной архитектуры, монастырский комплекс Хамшиванк в селении Бойук Гарамурад. Душа болит, когда посещаешь такие памятники архитектуры: «недалёкие» люди, считая их образцами архитектуры наших соседей, совершенно не следят за ними, не охраняют их. А ведь это наше, азербайджанское, уникальное христианское наследие, которым мы гордимся.

Увы, таких примеров я могу привести еще очень много.

— А удачные примеры?

— Конечно, есть и удачные. Великолепно отреставрирован один из символов Баку – легендарная Гыз Галасы. Реставрационные работы проводила известная австрийская компания.

Она же реставрировала ещё несколько исторических объектов в центре Баку, в «Ичери-Шехер»: мечеть Мухаммеда (Сыныг гала), Дворец Ширваншахов и др. Я высоко оцениваю эту работу, и у меня нет претензий к этой компании – работа производится отлично. Но возникает два вопроса. Первый, почему все работы по реставрации в Баку проводит одна и та же компания? Других в мире нет? Почему такая монополия? С чем это связано? В мире есть несколько известных подобных компаний. Есть целые специализированные институты в этой области, например Институт реставрации зданий в Париже, или его представительство в Москве, «Школа сохранения и ревалоризации наследия». Недавно связывался с ними по интересующим меня вопросам, и они были просто счастливы, получить письмо из Азербайджана, отправили мне очень много информации, предложений о сотрудничестве.

Второй, почему мы сами не можем создать у себя в стране подобные школы и структуры? Неужели мы не в состоянии набрать и обучить 10-20 человек реставраторов, тем более уже имеющих многолетний опыт работы с австрийцами? А знаменитое в СССР «Бярпачи»? Почему его не слышно и не видно? Знаете, почему так происходит? Нет у чиновников желания. Легче заказать за рубежом – и голова болеть не будет, чем возиться и создавать отряд местных специалистов.

Сегодня наши чиновники стараются  выслужиться и отчитаться перед уважаемым Президентом, думают о внешней стороне дела, и только потом о качестве своей работы на вверенном участке. Хотя добросовестное выполнение дела и есть лучший способ не подставить Президента и наш народ.

— Сравнивая методы и подход к реставрации архитектурных памятников в Европе и у нас, что вы можете отметить?

— Буквально на днях я был приглашён со стороны посольства Австрии в Азербайджане на закрытый просмотр фильма, демонстрирующего работу реставраторов в Австрии.

Так было интересно! Орнаментальный рельеф на фасадах исторических зданий очищают с помощью инфракрасного лазерного луча, бережно, сантиметр за сантиметром. К счастью, у нас несколько лет назад была запрещена очистка зданий с помощью т.н. «лагунд», однако применяемый сейчас метод очищения с помощью специального водного раствора под давлением также не щадит камень, разрушает его.  Почему мы не можем применять лазерный луч, тем более эта технология не так дорога – это достаточно маленький ручной аппарат?

Другой пример: реставрируя памятники архитектуры, меняют оконные рамы на … пластиковые. Как так можно?!

Здание, построенное в конце XIX века должно быть с деревянными оконными рамами – тем более у нас в стране есть  технологии изготовления современных рам из массива дерева. Да, это дороже, но в отдельных случаях надо тратить на это деньги.

А сейчас красивейшие здания в Баку с пластиковыми рамами – посмотрите на «Исмаилию». Какой позор там происходит с оконными рамами! На самое красивое здание в Баку не нашлось средств для красивых нежных деревянных рам!

— Сегодня все внимание мировой общественности приковано к Нотр–Дам. Сколько времени, на ваш взгляд, может занять процесс восстановления собора, какие средства будут на это затрачены и удастся ли вернуть зданию первозданный облик?

— Я был в Соборе Парижской Богоматери — это потрясающе красивое строение. Думаю, что самое главное не в материальной стороне вопроса, а в восстановлении роскошного интерьера и старых конструкций. Конечно, с точки зрения современных возможностей, восстановить все это не составит труда.  Существуют специальные компьютерные программы, которые сканируют памятники архитектуры, интерьеры и экстерьеры и переводят данные в цифровой формат. Вся эта информация в случае утраты памятника архитектуры позволяет восстановить его по тем точкам координат, которые заложены в память девайса. Уверен, что французы это уже давно сделали. Что касается финансовых затрат на восстановление собора, то они могут быть не столь большими, возможно, несколько десятков миллионов долларов. Учитывая, с какой скрупулезностью относятся западные специалисты к своему делу, то не исключено, что работы займут около 10 лет.

Кстати, лет десять назад у нас в стране была компания, предлагающая услуги по оцифровке экстерьеров и интерьеров зданий в Баку.  По-моему, никто у них ничего не заказал, а жаль…

— Ваше мнение по поводу объявленного сбора пожертвований на восстановление собора…

— Думаю, что эта идея отличная. Насколько знаю, уже собрана приличная сумма. Только первый взнос составил сто миллионов долларов евро. Эта сумма, достаточная для того, чтобы вообще разобрать весь собор и построить его заново – говорю это образно.  Поэтому, уверен, что часть собранной суммы будет направлена  на реставрацию других архитектурных памятников.

Кстати, великолепная идея для Азербайджана. Знаю многих азербайджанских патриотов, которые с удовольствием пожертвовали бы средства на реставрацию наших архитектурных шедевров.  Даже если просто напишу статус в социальной сети, за один день соберется сумма, необходимая для того, чтобы элементарно выкупить землю и огородить башню в Бильгя. К сожалению, наше законодательство не позволяет сбор денег, оказание финансовой помощи музеям, донорство. Перед желающими помочь сохранению памятников архитектуры, перед желающими помочь местным музеям стоят многочисленные бюрократические преграды.

Почему у нас нет в музеях, на самых видных местах списка спонсоров? Не пора ли начинать разрешать подобное донорство?

— В свое время вы уже внесли большой вклад, выпустив книгу «Волшебные памятники Азербайджана» и раздав ее бесплатно детям, живущим в отдаленных от столицы местах…

— Выпустить эту книгу меня побудила следующая история. Когда мой сын, которому уже 18 лет, пошел в первый класс, как русскоязычный патриот, решил отдать его в азербайджанский сектор.  Когда открыл его букварь, то ошалел: там не было информации  ни об одном архитектурном памятнике, даже о Гыз Галасы… Ужас!

Поэтому мы с сыном составили список всех значимых архитектурных памятников страны, посетили их, и я принялся за работу над книгой. Провел тендер среди художников, в итоге выбрав известного художника Нусрета Гаджиева, который за 7 лет нарисовал более двухсот рисунков памятников азербайджанской архитектуры на основе наших фотографий.

Все это обошлось мне в немалую сумму, учитывая, что книгу я напечатал в Турции в очень хорошем качестве. Она вышла тиражом 1000 экземпляров на азербайджанском языке. Все книги раздал детям, которых встречал вдоль дорог, путешествуя по районам нашей страны, в детские дома, школы, проводя там презентации. Вы не представляете, какое это счастье, видеть лица детей, общаться с ними и дарить им книгу!

— Вышла ли книга на других языках?

— Два года назад издал эту книгу на русском языке, дополнив её содержание информацией о новых памятниках.

Поскольку издание подобного качества книги  дорогое, обратился в Министерство культуры, и даже лично был на приёме у министра культуры Абульфаза Караева, подарил ему экземпляры издания и попросил его за счёт государственного бюджета напечатать книгу, тем более, что готов представить все материалы и тексты совершенно бесплатно – лишь бы напечатали книгу. Все находили эту идею великолепной, но на деле никто за издание так и не взялся…

Представляете, это единственная в стране книга про памятники нашей архитектуры! На азербайджанском языке! Что может быть важнее её издания, когда рынок заполнили книги, переведённые с других языков для наших детей? Вообще, почему подобное важное издание готовит один человек, архитектор, за свой собственный счёт? Где все многочисленные государственные структуры, по должности обязанные выполнять такую работу? Года два-три назад написал письмо в Министерство образования с предложением включить в школьные учебные издания фотографии и информацию о памятниках азербайджанской архитектуры, которую я готов предоставить им бесплатно.

Не ответили…

Другая моя боль, о которой хочу рассказать вам, пользуясь возможностью привлечь к ней внимание. Много лет работаю над изданием, посвящённым архитектуре Азербайджана 1940-1960-х годов, т.н. периоду «сталинской» архитектуры. Как вы знаете, в этот период в нашей стране творили такие известные мастера архитектуры, как Газанфар Ализаде, Леонид Бретаницкий, Садых Дадашев, Микаэль Усейнов, Ганифа Алескеров, Гасан Меджидов, Энвер Касимзаде, Абдулвахаб Саламзаде, Константин Сенчихин и др. Собираю материалы по этой эпохе, много работаю в архивах.

В прошлом году, проезжая по улице Насиббея Юсифбейли в Наримановском районе, обратил внимание на очень красивое, уникальное по своей красоте одноэтажное здание, построенное в период до Второй мировой войны и находящееся на территории т.н. «Антенного поля». Здание – уникальный памятник архитектуры того времени, которое хочу сфотографировать для книги по истории архитектуры Баку 1940-1960-х годов, находится под угрозой сноса. Подобное здание было несколько лет назад снесено на этой же территории, куда нет доступа соответствующих структур Министерства культуры. Поэтому мы обязаны зафиксировать памятник для будущих поколений.

Дважды обращался с письмом на имя министра связи Рамина Гулузаде с просьбой разрешить его сфотографировать. Причём писал, что у меня есть уникальные исторические фотографии другого памятника архитектуры, здания, где располагается Министерство связи, его интерьеров с оборудованием для связи того времени, и что хочу передать их в Музей связи при министерстве, просто подарить им. И что вы думаете?

Дважды за последние полгода я получал сухие ответы от его заместителей, что это охраняемая территория и там фотографировать нельзя. От того, что туда придёт архитектор, сфотографирует красивое здание для книги про архитектуру нашей страны – пострадает наша безопасность! Представляете?!

Вот пример формального отношения к своим обязанностям и грустный пример нашего патриотизма по-азербайджански!

 

 

 

| 2019-04-18T19:42:39+00:00 18 апреля 2019, 23:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (3 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|