Экстремистское солнце русской поэзии                       

В Таганрогском районном суде Ростовской области слушалось дело о признании сказки Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино» экстремистской. Иск подал местный православный священник, поддержанный группой православных верующих.

И правильно. Давно пора. Настоящие православные литературоведы и психологи сделали однозначные и совершенно правильные выводы.

С самого начала было ясно, что литературное произведение Толстого направлено на оскорбление чувств верующих, а главный герой Буратино являет собой злую пародию на Иисуса Христа. Да и что можно было ожидать от «красного графа», писавшего хвалебные романы  о Сталине в период гонений на церковь.

Признаки оскорблений и прямых параллелей налицо. У Иисуса отец был плотник и у Буратино тоже. Деревянная кукла Буратино не тонет в воде, ожидать от нее другого не приходится, и Христос ходил, не особо разбираясь, где суша, где море или река.

Или вот. Буратино продал за 30 сольдо свою азбуку и купил билет на представление «Девочка с голубыми волосами, или Тридцать три подзатыльника». Да любой истинный православный верующий вам сразу скажет, что это насмешка над возрастом Христа — 33 года, а 30 сольдо напоминает 30 сребреников, полученных Иудой.

Вообще,  хорошо бы из бесконечного числового ряда изъять числа 30 и 33, чтобы они по каждому поводу не вызывали у верующих неприятных ассоциаций. От него не убудет.

На каждой странице книги о приключениях Буратино полно злобных насмешек. На Поле Чудес ему предлагают выкопать ямку, сказать три раза: крекс, фекс, пекс, засыпать ее землей, посыпать солью и отправляться спать. Наутро из ямки вырастет небольшое деревце, на нем вместо листьев будут висеть золотые монеты. Где найти еще более злобную пародию на чудеса, творимые Христом.

Отрицательный персонаж Карабас Барабас имеет длинную бороду, что является карикатурой на священников Православной церкви, носящих бороды.

Совершенно справедливо Таганрогский районный суд постановил, что «Сказка формирует негативное отношение к Православной церкви, и на этом основании публичное произведение … может быть признано одним из экстремистских материалов».

Конечно, от итальянской католической сказки да еще в подражательном переложении нельзя ждать ничего, кроме оскорблений чувств верующих, злобных аналогий и карикатурного отображения проводников веры православной. С этим все понятно и давно пора разобраться.

Проблема в том, что солнце русской поэзии Александр Пушкин написал сказку «О попе и его работнике Балде». Когда ее читает истинный православный верующий, то он просто обязан заходиться от негодования буквально с первой строки:

Жил-был поп,
Толоконный лоб.

Как ни крути, но прямое оскорбление. Дальше — больше. Дает поп своему работнику задание:

«Поди-ка сюда,
Верный мой работник Балда.
Слушай: платить обязались черти
Мне оброк по самой моей смерти;
Лучшего не надобно дохода,
Да есть на них недоимки за три года.
Как наешься ты своей полбы,
Собери-ка с чертей оброк мне полный».

Получается, что проводник слова Божьего водит какие-то темные делишки. И с кем? С чертями! Более того, от такой коммерции с черными дьяволами еще получает доход. И лучшего ему не надобно. Это как понимать? И вообще, поп выведен каким-то жадным и недалеким. Вышиб у него Балда третьим щелчком ум и все приговаривал с укоризной:«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной». Обобщение, прямо скажем очень оскорбительное.

Невольно задаешься вопросом: как рука у солнца русской поэзии поднялась написать такое. Не случайно, в первых изданиях попа заменяли на купца. И вообще иерархи церкви утверждали, что не мог верующий человек, каким был Пушкин, написать такую ужасную сказку. Да вот незадача. Нашлись рукописи поэта и его собственные иллюстрации к сказке.

Что же делать? Запретить сказку Пушкина, а все его произведения подвергнуть строгой церковной цензуре, чтобы не туманил своими стихами, поэмами и прозой умы подрастающего поколения. Да что там юных… Люди всех возрастов читают его, а зря и надо срочно положить этому конец.

С Пушкина нужно начинать, но ни в коем случае не останавливаться. Вся русская классическая литература полна экстремизма и плохого отношения к церкви и ее верным служителям.

Чего стоят слова в поэме Блока «Двенадцать».

А вон и долгополый —

Сторонкой — за сугроб…

Что нынче невеселый,

Товарищ поп?

 

Помнишь, как бывало

Брюхом шел вперед,

И крестом сияло

Брюхо на народ?..

 

Запретить немедленно все его произведения, чтобы никто и вспомнить не мог, что был такой поэт. Его уже в СССР запрещали, очень нужно повторить.

Был такой писатель Салтыков-Щедрин. Тут вообще даже и суда с экспертизами не нужно. Что ни строчка любого произведения, то злобная сатира на церковь и ее служителей.

Лев Толстой еще в начале ХХ века был отлучен от церкви и теперь судом Таганрога 11 сентября 2009 года по статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации был признан экстремистом за разжигание религиозной вражды или ненависти. Кировским судом г. Екатеринбурга 18 марта 2010 снова признан экстремистом.

Возникает вопрос: как быть с его произведениями. Запретить романы «Война и мир», «Анна Каренина» и «Воскресенье». Последний особенно антицерковный. С другой стороны, он всемирно признанный гений.

И тем не менее. Что, в конце концов, важнее. Поклонение гениальности русской классической литературы или моральное здоровье русского народа, которое отравляют практически все писатели и поэты от Пушкина, Некрасова до Льва Толстого и представителей Серебряного века. Конечно, второе. Важно укреплять скрепы, на которых держится государство российское, и в этом благородном деле мелочей нет.

Не удивительно, что глава культурной комиссии общественного совета при Министерстве культуры России Павел Пожигайло четко заявил: «Давайте откровенно — часть писателей XIX века подковали будущих революционеров… Мое мнение таково: идея литературы XIX века — что власть по определению виновна, а народ по определению чист — и привела к революции… Салтыков-Щедрин в своих произведениях делает виноватым власть, чиновника, превращает их в дремучее царство, а народ везде чист. Но народ не чист… Если с помощью литературы XIX века мы будем бить по стране, она рухнет». Как-то даже не по себе становится. Какое же это государство, если может рухнуть от своей же классической литературы.

Конечно, народ не чист. Кто рассказал Пушкину сказку о попе и работнике Балде? Его няня Арина Родионовна. Ее она слышала от других простых людей. Значит, не уважал народ попов, если про них говорил такое. Не удивительно, что она воспитала будущего поэта с такими представлениями о церкви и ее служителях.

Решение суда в Таганроге нужно всячески приветствовать. Хватит туманить голову юным гражданам России деревянными куклами неясного происхождения с заграничным хвостом.

Раз классическая русская литература против церкви, она не нужна. Без нее вполне можно обойтись. Ведь были же времена, когда Пушкин не написал «Руслан и Людмила» и «Евгений Онегин» и без романов Льва Толстого как-то обходились.

Главное сохранить и усилить скрепы, а читать всегда что-то найдется. Если вообще читать не будут, то даже лучше. Так что запрещать и запрещать.  Хлопот и опасностей меньше.

2 778 просмотров
| 2018-05-07T15:35:19+00:00 7 мая 2018, 15:50|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (9 оценок, среднее: 8,44 из 10) Загрузка...|