Думающая Турция против Эрдогана

Послесловие по итогам муниципальных выборов

 

«Самая блистательная победа бывает лишь отблеском пожара».

Пьер Буаст

На состоявшихся более чем месяц тому назад муниципальных выборах в Турции Эрдоган, формально, то есть, если судить по количеству голосов полученных руководимой президентом Партией Справедливости и Развития (ПСР) одержал убедительную победу. Почти 45 процентов избирателей проголосовали за ПСР. Если добавить сюда 7 процентов Партии Национального Действия (ПНД), получается более 52%, то есть, возглавляемая Эрдоганом коалиция набрала больше половины голосов избирателей. На первый взгляд чего еще надо?! Притом, надо отметить, что если судить по количеству голосов избирателей ни ПСР, ни коалиция возглавляемая Эрдоганом, по сравнению с предыдущими выборами ничего не потеряла. Можно сказать, что наоборот.

Итак, по результатам Конституционного референдума 2017 года, результаты которого во всем мире были как вотум доверия лично к Эрдогану, возглавляемая президентом коалиция получила 51,41 процентов голосов избирателей, то есть, меньше нынешнего. Остальные проголосовали против новой Конституции Турции. В президентских выборах Народный Альянс, от которого баллотировался Эрдоган, получил поддержку 52,41 процентов избирателей, то есть, столько же, что и на нынешних муниципальных. На проходящих параллельно парламентских выборах ведущие партии Народного Альянса ПРС и ПНД заручились поддержкой соответственно 42.56%  и 11.10%
процентов избирателей.

Разгром политико-экономической оппозиции

Поэтому, на первый взгляд может показаться странным поствыборное поведение ПСР. Она ведет себя как проигравшая выборы оппозиционная партия. Известный ирландский боец Конор Мак-Грегор как-то сказал: «Победители сосредоточены на победе. Проигравшие сосредоточены на победителях». Происходит невиданное. Правящая ПСР, которая к тому же на первый взгляд добилась уверенной победы,  подает жалобы на результаты выборов, в тех муниципалитетах, где мэрами избраны представители оппозиционной Республиканской Народной Партии (РНП).  Оказывается, результаты выборов сфальсифицированы в пользу представителей РНП. Алогичное поведение. Ведь, не везде же главами муниципалитетов должны быть ставленники правящей партии, если конечно речь не идет об однопартийной системе. Чем же объяснить подобное поведение ПСР, а если быть точным президента Эрдогана, возомнившего себя султаном современной Турции?! Вся проблема в том, что Эрдоган чувствует себя побежденным. Но, тогда возникает другой вопрос: почему лидер правящей партии  ставшей явным победителем выборов чувствует себя побежденным?! Тут необходимо учитывать следующие факторы.

Во-первых,  Эрдогану по полной программе удалось воспользоваться плодами попытки государственного переворота 2016 года. Самое главное, ему удалось добиться реализации конституционной реформы и он стал президентом Турецкой Республики с неограниченными полномочиями – почти как султан. Это было мечтой Эрдогана.

Во-вторых, ему удалось подмять под себя всю систему. Сегодня все сферы – и общественно-политическая жизнь, и экономика, и пресса, и силовые структуры, прежде всего, некогда независимая от политической власти армия, и судебная система находятся под полным контролем.

После провала путча в Турции начались масштабные «чистки» среди госслужащих, журналистов, в судебной системе, армии, полиции, сфере образования. Власти задержали судью Конституционного суда, отстранили от должностей почти 3 тысячи судей и часть госслужащих, включая некоторых советников президента. Почти 250 сотрудников Министерства спорта были уволены. Постов лишились 30 губернаторов. Национальная разведывательная организация отстранила от работы 100 своих сотрудников, а Управление по делам религии Турции уволило 492 чиновника.

Власти Турции отстранили от должностей всех военных прокуроров и задержали целый ряд высокопоставленных военных. Также задержано, по меньшей мере, 103 адмирала и генерала, 43 из которых уже арестованы по судебному решению. 8 тысяч сотрудников полиции были уволены. В дополнение к этому, были уволены ещё 2360 полицейских, более сотни военных и 196 сотрудников министерства связи. Также были отправлены в отставку 586 офицеров в звании полковника: 470 офицеров сухопутных войск, 71 офицер ВМС, а также 45 ВВС.

Министерство образования Турции приостановило работу 626 учебных заведений, в числе закрытых значатся 524 частные школы. Уволены 15 тысяч учителей и полторы тысячи деканов, а также ректоры четырёх турецких университетов. Из-за путча было закрыто более 1200 фондов и благотворительных организаций, 19 профсоюзов, 15 университетов, а также 35 медицинских учреждений. В общей сложности, были отстранены от работы более 27 тыс. работников образования.

Власти Турции начали отзывать лицензии у теле- и радиостанций, связанных с оппозиционным деятелем Фетхуллахом Гюленом. Также сообщалось, что были уволены примерно 60 сотрудников турецкого информагентства Cihan.

В общей сложности, после попытки переворота в Турции потеряли работу более 76 тысяч человек. Началось судебное разбирательство в отношении более 9 тысяч человек.

По состоянию на декабрь 2016 года по делу о попытке государственного переворота в Турции было арестовано более 37 тысяч человек.

Накануне годовщины попытки госпереворота в государственной Official Gazette был опубликован декрет, согласно которому тысячи госслужащих в Турции отстранены от работы. Всего своих должностей лишились 7348 человек.

В марте 2018 г. был опубликован доклад Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, в котором указывается, что многократное продление чрезвычайного положения в Турции привело к серьезным нарушениям прав человека сотен тысяч людей: от произвольного лишения права на трудоустройство и свободу передвижения до пыток и иных видов ненадлежащего обращения, произвольных задержаний и нарушений права на свободу ассоциаций и выражения мнений. Почти 160 000 человек были арестованы в ходе 18-месячного чрезвычайного положения; 152 000 государственных служащих были уволены. Уволенные лица потеряли социальные льготы, медицинскую страховку, а часто и жильё. Турецкие власти поместили под стражу около 100 беременных или только что родивших женщин, главным образом, на том основании, что они являлись пособниками своих мужей, которых подозревают в связях с террористическими организациями. Некоторые из них были помещены под стражу со своими детьми. Около 300 журналистов были арестованы на основании их публикаций, в которых якобы содержатся «оправдания терроризма» или иные «словесные нарушения», либо по обвинениям в членстве в террористических организациях. Более 100 000 веб-сайтов были заблокированы в 2017 году, включая большое число веб-сайтов с прокурдской позицией и сайтов спутниковых ТВ-каналов. Доклад также документирует применение пыток и ненадлежащее обращение под стражей, включая сильные избиения, угрозы сексуального насилия и фактическое сексуальное насилие, использование электрошокера и погружения в воду со стороны полиции, жандармерии, военной полиции и сил безопасности. (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BF%D1%8B%D1%82%D0%BA%D0%B0_%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B0_%D0%B2_%D0%A2%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8_(2016)).

Представляете, было арестовано более 150 тысячи человек. Более 160 тысячи потеряли работу. И после этого речь идет о попытке государственного переворота?! Где вы видели попытку государственного переворота, в котором участвовали сотни тысяч?! Это или минимум попытка  восстания, или же массовые репрессии против политических оппонентов под предлогом ликвидаций последствий госпереворота.  Более чем, уверен, что второе…

Но и это не все. Была предпринята попытка, притом вполне удачная, создать атмосферу тотального страха. Репрессиям подвергались журналисты, представители интеллигенции, которых даже в страшном сне нельзя было заподозрить в симпатиях к Гюлену. Почти все журналисты популярной оппозиционной газеты «Джумхуриййет» или были арестованы, или же оказались в эмиграции. «По ошибке» провели обыск на рабочем месте у дочери бывшего лидера РНП Дениза Байкала.

Все крупные независимые медиахолдинги Турции, в том числе, CNNturk перешли под контроль ставленников Эрдогана.

Были  арестованы крупные бизнесмены якобы  поддерживающие Гюлена и движение «Хизмет». Арестовано и конфисковано собственности и имущества на 50 млрд. долларов. Особенно пострадал финансовый сектор.

В-третьих, удалось внести раскол в ряды оппозиции. ПНД, то есть, националисты возглавляемые Довлетом Бахчели переметнулись к Эрдогану, и как результат, был создан вышеупомянутый Народный Альянс. Хотя и на время, оппозиция оказалась полностью обескровленной, она не могла составить серьезную конкуренцию Народному Альянсу, возглавляемому Эрдоганом. Бывшие кемалисты от РНП оказались в одиночестве. Из серьезных политических сил в оппозиции наряду с республиканцами, осталась только прокурдская  Партия Демократии Народов Турции (ПДНТ), которая воспринимается обществом политическим крылом террористической ПКК. В принципе так оно и есть. И, как следствие, кемалисты уж точно не могли взять себе в союзники в качестве младшего партнера ПДНТ. Таким образом, РНП, имеющая стабильную 30 процентную социальную базу, в принципе не могла конкурировать с ПСР.

В-четвертых, несмотря на противостояние с Гюленом и движением «Хизмет», которых больше принято называть «нурчулар», Эрдогану удалось сохранить единство собственной электоральной базы. Притом, тут дело даже не в популярности самого Эрдогана. Главная проблема в том, что так и не появилась оппозиционная, но более умеренная исламистская политическая сила, способная перетянуть голоса религиозно настроенной части электората. Малообразованным верующим просто не за кого было голосовать, кроме как за Эрдогана и его ПСР. А их большинство среди избирателей. Эрдогану удалось активизировать именно эту часть электората. Эта часть электората даже в страшном сне не может представить, что может проголосовать за кемалистов, так как годы правления последних подвергалась гонениям.

И, наконец, после обновления судебного корпуса большая часть избирательных комиссий оказалась под контролем ПСР. Таким образом, Эрдоган и его сторонники, безусловно, рассчитывали на сокрушительную победу на нынешних муниципальных выборах.

Но победа оказалась пирровой

И все же Эрдоган чувствует себя побежденным. Почему же?! Многие скажут, победа ПСР оказалась не такой уж сокрушительной. Да, верно. Но, год тому назад идентичный результат, по крайней мере, в цифровом выражении вполне удовлетворил Эрдогана. Что же тогда произошло?!

Эрдоган проиграл практически во всех больших городах, притом, не только в прибрежных, но и в некоторых крупных населенных пунктах внутренней Анатолии. Накануне выборов угрожал отменой результатов выборов в Анкаре, в случае победы оппозиции в столице. Сегодня он уже смирился с тем, что столицей будет править оппозиция. Пытается хотя бы добиться отмены результатов муниципальных выборов в Стамбуле.

Города восстали против Эрдогана. А политика все же делается в больших городах. Судьба власти решается в городах. И это прекрасно известно самому Эрдогану. Он сам свою карьеру политика-триумфатора начинал в Стамбуле.

Российский писатель Аркадий Давидович считает, что «худшее поражение — это когда победители не знают, что им делать со своей победой». Он не может признать поражение. Он не может признать недостатки избирательной системы. Он власть!!! Притом, в течение последних 17 лет. И как следствие, нельзя обвинить в этих недостатках и фальсификациях своих предшественников и политических оппонентов.  В этом случае он поставит под сомнение легитимность собственной власти. Ведь именно эта избирательная система обеспечила ему победу на президентских выборах всего лишь год тому назад.

Итак, Эрдоган потерпел сокрушительное поражение. Попытаюсь разобраться в причинах. Во-первых, от Эрдогана отвернулась интеллигенция, то есть, думающая часть населения Турции. Притом, речь идет не только о либералах и центристах, но и о большей части исламистов. Он сделал ставку на низы. По большому счету, он попытался установить диктатуру низов. От большевиков его отличает лишь то, что те делали ставку на безграмотных рабочих, а он на малообразованных верующих. И те, и другие нуждались в простых, примитивных, понятных «истинах» и в идоле для поклонения. В качестве идола верующему, малограмотному большинству Эрдоган предложил себя. Многократно апробированная тактика, обеспечивающая массовую поддержку.

Но в этой конструкции нет, и не может быть места думающей интеллигенции. Она просто не воспринимает поклонения идолу. И тут ничего нового. Вот вам выдержка из письма еще одного идола, только начала не ХХI, а XX века. В письме Максиму Горькому от 15 сентября 1919 года небезызвестный Владимир Ульянов пишет: «Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом
нации. На деле это не мозг, а г…». (Том 51. Письма. Июль 1919 — ноябрь 1920). 

Ради справедливости надо отметить, что господин Ульянов якобы имел ввиду «чужую», «враждебную», одним словом, «буржуазную» интеллигенцию. Одним словом, все кто думал иначе г… Вслед за идолом поэт революции Владимир Маяковский утверждал, что «интеллигенция есть ругательное слово».

Эрдоган ничего нового не придумал. В одном из своих предвыборных выступлений нынешний президент Турции заявил: «Они мнят себя головой, а вас ногами нации. Но, на деле все наоборот. Вы голова, а они ноги». Как видите, Эрдоган можно сказать повторяет мысль, высказанную теоретиком и практиком идеологии диктатуры пролетариата 100 лет тому назад. Однако, так было не всегда. Так он заговорил незадолго до попытки государственного переворота.

В начале пути, то есть, после прихода к власти Эрдоган располагал безусловной поддержкой интеллигенции, особенно либеральной и центристской, не говоря уж об исламистской. Даже некоторые левые открыто его поддерживали. Наивно верили, что Эрдоган искренне желает становления в Турции истинной демократии без диктата, так называемого «глубинного государства» и армии. Интеллигенция поддерживала его в борьбе с армией, руководство которой будучи в целом светской и кемалистской с большим подозрением оглядывалось на исламиста во главе государства. При этом, интеллигенция ради становления демократии закрывала глаза на то, что в этой борьбе Эрдоган использует не совсем правовые и не совсем демократические методы и средства.

После разгрома оппозиции в армии Эрдоган взялся за интеллигенцию и сторонников Гюлена, в том числе, и в правящей Партии Справедливости и Развития. Ведь, именно сторонники Гюлена были исламистами-интеллектуалами. По многим причинам, Эрдогану было не по пути с интеллектуалами, поддержавшими его в борьбе с кемалистами и диктатурой верхушки турецкой армии. Интеллектуалы, совершили роковую ошибку, решив, что смогут управлять и направлять малообразованную, религиозную социальную базу во главе с Эрдоганом. Забыли о том, что малограмотная толпа всегда ненавидит интеллектуалов. Хотя бы по той простой причине, что не способна их понять и оценить. Забыли о предупреждении великого немецкого филосова Артура Шопенгауэра: «Интеллигентные речи и остроумные мысли уместны в интеллигентном обществе; в обыкновенном же они прямо ненавистны. Чтобы в последнем нравиться, необходимо быть плоским и недалёким».

В конце концов, Эрдоган потерял поддержку интеллектуальной части турецкого общества. А городское население, особенно, представители среднего класса, как правило, ориентируются на интеллектуалов. Это чисто социально-психологическое явление. Таким образом, средний класс пытается создать иллюзию своей принадлежности к «высшей касте». В результате Эрдоган потерял социально-идеологическую поддержку не только интеллектуальной части турецкого общества, но и «примазавшегося» к ней среднего класса. А средний класс составляет существенную часть городского населения.

Во-вторых, Эрдоган потерял поддержку курдского населения. Не секрет, что во всех предыдущих выборах местного значения, курды там, где сами не могли победить, как правило, голосовали за представителей ПСР, то есть, ставленников нынешнего президента Турции.

Ведь, придя к власти, Эрдоган впервые в истории Турции публично признал существование курдской проблемы и клятвенно обещал добиться урегулирования этого этнического конфликта. По сути, были начаты официальные переговоры с ПКК, в том числе, с лидером этой террористической организации Абдулла Оджаланом. Ходили слухи о возможном освобождении самого лидера ПКК. Была объявлена амнистия для террористов, разработана и частично реализована программа их реабилитации и интеграции в общественно-политическую жизнь.

Особо хочу отметить, что в данный момент оценка эффективности или же целесообразности этой политики не является  предметом рассмотрения. Это просто констатация фактического положения дел. Могу только отметить, что в годы реализации этой политики, то есть, с 2010-го по 2014 год, жил и работал в Турции. Террористических актов меньше не стало. Наоборот…

Не думаю, что Эрдоган отказался от реализации этой политики, поддерживаемой как леволиберальной интеллигенцией внутри страны, так и западными партнерами Турции, исключительно из-за интенсификации террористической деятельности ПКК и других курдских организаций. Причины в другом: первое, после разрыва с Гюленом и его сторонниками, необходимо было найти новых союзников, расширить электоральную базу. В общенациональных электоральных процессах  ПСР не мог рассчитывать на курдов в качестве партнера. С одной стороны, курды не поддерживали и не могли поддержать конституционную реформу, превращающую Турцию в президентскую республику с неограниченными полномочиями главы государства. С другой стороны, союз с курдами лишил бы ПСР поддержки патриотически настроенной части турецкого общества, в том числе, среди верующих. Именно поэтому, Эрдоган в качестве союзника выбрал националистическую ПНД, возглавляемую Бахчели. Этот тактический ход принес определенные дивиденды, по крайней мере, на первых порах. Эрдоган не только сохранил цельность традиционной электоральной базы, но и получил поддержку немалой части националистически настроенных турков. Однако, ради этого пришлось отказаться от миролюбивой риторики по урегулированию курдской проблемы. А курды составляют немалую часть населения в крупных городах, особенно, в Стамбуле.

В-третьих, в среднесрочной стратегической перспективе союз с националистами оказался не очень эффективным с точки зрения расширения социальной базы. Проблема заключалась в том, что не все националисты поддержали сотрудничество ПНД с ПСР. Произошел раскол. Появилась Хорошая Партия во главе с харизматичным экс-спикером турецкого парламента Мерал Акшенер, которая сразу же смогла преодолеть десятипроцентный барьер  на парламентских выборах, притом, в союзе с РНП.

В-четвертых, в результате не только риторика, но и политика правительства Эрдогана по отношению к урегулированию курдской проблемы стала крайне воинственной. По большому счету, нынешний курс президента Турции по урегулированию данного конфликта отличается крайней жесткостью. Он «переплюнул» не только своих предшественников-кемалистов, которых еще недавно обвинял в излишней воинственности по отношению к «братьям-курдам», но и союзников — националистов из ПНД. И в итоге, курды отказали Эрдогану в поддержке. На выборах мэра  Самбула они даже не выставили своего кандидата, что обеспечило бы победу ставленнику президента, бывшему премьеру и экс-спикеру турецкого парламента Бинали Йылдырыму. Имей курды своего кандидата подавляющее большинство соплеменников, да и немалая часть либерально настроенного электората проголосовала бы за него, тем самым лишив представителя РНП даже минимальной надежды на победу. Не случайно, что после выборов ПСР публично обвинила РНП в негласном союзе с ППК. Хотя, скорее всего, никакой договоренности между РНП и прокурдской ПДНТ не было. Просто курды и либералы, которые, мягко говоря, в одинаковой степени недолюбливают кемалистов, решили проголосовать за кандидата от РНП Экрема Имамоглу, чтобы «наказать» Эрдогана за отказ от реализации  достигнутых прежде договоренностей.

На предыдущих муниципальных выборах в Стамбуле кандидат от ПСР имел преимущество над представителем РНП почти в 10 процентов. И это несмотря на то, что кандидат от РНП был достаточно популярным и узнаваемым, притом, не только в Стамбуле, но и в общенациональном масштабе политиком в отличие от Экрама Имамоглу.

В-пятых, оказалось, что узнаваемость кандидата не всегда является фактором, способствующим достижению поставленной цели. Как мне кажется, Эрдоган допустил непоправимую ошибку при выборе кандидата в мэры Стамбула от ПСР. Да, на самом деле, бывший премьер-министр, экс-спикер Бинали Йылдырым является одним из самых узнаваемых и известных в Турции политиков. Но, его вряд ли можно считать популярным в народе политиком, особенно, у продвинутой, прогрессивной, интеллигентной части населения, у среднего класса. Скорее наоборот. Для них Б.Йылдырым был недостаточно интеллигентен.

Можно предположить, что Эрдоган в Стамбуле сделал ставку исключительно на низы, то есть, на избирателей окраин этого крупного мегаполиса, где в основном проживает сильно религиозная беднота с низким образовательным цензом — выходцы из провинции, традиционно поддерживающие ПСР. Решил, что этого будет достаточно для победы. И просчитался. Не помогло даже то, что Эрдоган лично возглавил агитационную кампанию Йылдырыма.

В-шестых, выборы в Анкаре показали, что Эрдоган теряет поддержку и чиновников, которые в любой момент готовы переметнуться в стан оппозиции. Ведь, Анкара город чиновников, при подборе которых главным критерием сегодня является лояльность к правящей партии.

В отличие от Стамбула в Анкаре РНП добилась неоспоримой победы. И как следствие, президент забыл свои обещания о том, что добьется  отмены результатов выборов в столице, в случае победы на них кандидата от РНП Яваша.

В-седьмых, предполагаю, что немалая часть турецкой элиты, в том числе, и военной недовольна внешней политикой Эрдогана. Во внешней политике Турция все больше отдаляется от союзников по НАТО и ЕС, все больше солидаризируется с Россией, которую сегодня Запад воспринимает в качестве глобальной геополитической угрозы.

Во взаимоотношениях Путин-Эрдоган, турецкий президент выступает в роли руководителя бывшей союзной республики некогда входящей в СССР. Создается впечатление, что Эрдоган почти ежемесячно, а иногда и дважды в месяц, напрашивается «на прием» к Путину. Именно, «на прием», чтобы доложить о проделанной работе и получить очередные руководящие директивы на ближайшую предстоящую  перспективу.  Ведь, практически все эти встречи происходят на российской «половине поля». Это не может не раздражать турецкую элиту и не задевать ее национальную гордость.

Об экономике отдельно  

Турция оказалась в глубоком экономическом кризисе. И дело не только, да и не столько в девальвации турецкой лиры. Тем более, что об этом сказано и написано немало.

Во-первых, валовой внешний долг Турции составил 457 миллиардов долларов, чистый внешний долг – 300,4 миллиарда долларов. Об этом говорится в обнародованных Министерством казначейства и финансов Турции данных о внешнем долге страны за прошлый год.

Соотношение валового внешнего долга к ВВП в указанный период составило 51,8 процента, а чистого внешнего долга – 34,1 процента. (https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B3-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BB-457-%D0%BC%D0%BB%D1%80%D0%B4/1267285).

При этом, необходимо учесть, что государственный бюджет Турции всего 167 млрд. долларов, то есть, почти в два раза меньше чистого, и в три раза меньше валового значения внешнего долга.

Срок погашения внешнего долга Турции объемом около $179 млрд. — почти четверть годового ВВП страны — наступит в июле 2019 года. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на аналитиков финансового холдинга США JPMorgan, сигнализировавших о риске резкого спада в турецкой экономике. Это больше чем бюджетные расходы на 2019 год. Это почти четверть годового ВВП Турции. Притом, это не кредиты, взятые у международных финансовых институтов под низкие проценты, погашением которых так любит бравировать Эрдоган. Это коммерческие кредиты. Большая часть этих кредитов приходится на долю банков. А финансовый сектор в глубоком кризисе, то есть, турецкие банки не способны вернуть эти кредиты. Такого огромного давления на турецкую экономику не было давно. Пойдем дальше.

Во-вторых, Турция переругалась со всеми своими союзниками и традиционными внешнеэкономическими партнерами. Экспорт Турции в 2018 году вырос на 7,1 процента — до 168,1 миллиарда долларов США, что является самым высоким показателем за всю ее историю, заявила недавно министр торговли Рухсар Пекджан.

Импорт Турции в 2018 году сократился на 4,6 процента — до 223,1 миллиарда долларов, добавила она.

Общий внешнеторговый оборот Турции вырос на 0,1 процента, достигнув 391,2 миллиарда долларов. На первый   взгляд цифры обнадеживают. Но, не все так просто.

Для сравнения в 2018 году товарооборот России с Турцией составил 25 560 958 181 долл. США, увеличившись на 18,32% (3 956 816 275 долл. США) по сравнению с 2017 годом.

Экспорт России в Турцию в 2018 году составил 21 345 043 666 долл. США, увеличившись на 17,15% (3 124 302 488 долл. США) по сравнению с 2017 годом.

Импорт России из Турции в 2018 году составил 4 215 914 515 долл. США, увеличившись на 24,61% (832 513 787 долл. США) по сравнению с 2017 годом.

Итак, доля ЕС в экспорте Турции составляет 48,5 процента, в импорте — 40 процентов. То есть, Турция экспортирует в Евросоюз товаров на общую сумму 81,528 млрд. долларов, импортирует на 84,240 млрд. долларов. Таким образом, Турция имеет небольшой, всего на три миллиарда отрицательный баланс в товарообороте с ЕС. В процентном отношении к общему объему товарооборота между Турцией и ЕС это составляет всего два процента.

Таким образом, экспорт в Россию составляет всего 17 процентов от общего товарооборота между государствами. То есть, Турция имеет огромный отрицательный баланс в товарообороте с Россией. Проще говоря, торговать с Россией не особо выгодно Турции.

Кроме того, на Россию приходится, чуть более 8% внешнеторгового оборота Турции, на Евросоюз – более 40 процентов.

Если прибавить США, Канаду, Японию и европейские государства не входящие в ЕС, то это цифра вырастет до 60 процентов. То есть, западный рынок имеет для Турции жизненно важное значение.

При этом, необходимо учесть, что экспортные возможности, экспортный потенциал Турции, притом, не только в обратном направлении, но и в развивающиеся страны, также всецело зависит от импортируемого из западных стран продукции. Турция импортирует из Запада технологии и современное оборудование, а импортирует в обратном направлении и в развивающиеся страны произведенное на этом оборудовании готовую продукцию.

Для сравнения Турция импортирует из России в основном  энергоресурсы, проще говоря, нефть и газ. В последние годы этот список немного расширился за счет вооружения.

И, наконец, внешнеторговый оборот России по итогам 2018 года составил 687,5 млрд. долларов, а Евросоюза почти 4,5 триллиона. Доля Турции во внешнеторговом обороте ЕС менее 4 процентов. А доля Турции во внешнеторговом обороте США вообще мизерна – меньше одного процента. То есть, западные партнеры даже не заметят полного разрыва экономических отношений с Турцией, если в этом возникнет острая необходимость из-за геополитических разногласий с официальной Анкарой.

Это равноценно суициду. Некоторые эксперты утверждают, что Турции удастся переориентироваться на развивающиеся рынки Азии и Африки. Вряд ли получится, притом, по двум причинам: первое, в этих рынках доминируют Китай и другие ведущие азиатские киты. Второе, без технологического обновления производственных мощностей турецкие товары через некоторое время перестанут быть конкурентоспособными. Нечто подобное произошло с Ираном после разрыва отношений с Западом. При этом, необходимо учитывать, что в отличие от Турции Иран является крупным поставщиков энергоресурсов. То есть, Турция в случае разрыва экономических отношений с Западом окажется в намного худшей ситуации, чем Иран…

В-третьих, Турция остро нуждается в западных инвестициях и  кредитах, в том числе, для погашения и реструктуризации ранее взятых займов. Выше уже говорилось  об огромном внешнем долге Турции. Однако, для реализации подобных проектов необходимо иметь либеральную финансовую систему. А президент Турции то и дело объявляет банкиров якобы наживающихся на высоких процентах за счет бедного люда «слугами дьявола». Естественно, беднота, которая имеет огромные долги  банкам по взятым кредитам под большие проценты в восторге. Но, возникает вопрос: а каковы должны быть проценты под кредиты, если девальвация лиры и инфляция бьют все рекорды?!

В-четвертых, никому не секрет, что турецкие трудовые мигранты, проживающие в развитых странах Евросоюза являются важным источником пополнения валютных резервов Турции. По большому, это неучтенная статья  экспорта. В свое время Ахмед Давутоглу будучи премьер-министром согласовал и подписал соглашение об отмене визового режима между Турцией и Евросоюзом по истечению трех лет. Эти три года давно прошли. Но, никто, ни в Турции, ни в Евросоюзе не вспоминают об этом соглашении.

В-пятых, сотрудничество с Россией в военно-технической сфере может нанести военно-промышленному комплексу Турции невосполнимый урон, о чем официальная Анкара пытается умолчать.

В декабре 2017 года Турция объявила о приобретении российской зенитной ракетной системы с потенциалом нестратегической противоракетной обороны С-400 «Триумф». С тех пор Анкара игнорирует призывы союзников по НАТО отказаться от этого контракта, ссылаясь при этом на свое суверенное право развертывать любую архитектуру противовоздушной обороны, которую она выберет.

Вместе с тем Турция рискует получить взамен суровые санкции США в соответствии с законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Законодатели в США угрожают принять закон, запрещающий Турции покупать истребитель F-35, и наложить санкции на страну, если она купит российскую ЗРС С-400 «Триумф».

Как сообщает Gazeta.ru, если Турция выполнит контрактные обязательства по ЗРС С-400, «ни один F-35 никогда не достигнет турецкой земли», угрожают в Вашингтоне. «А участие Турции в программе F-35, включая производство деталей, ремонт и обслуживание истребителей, будет прекращено, что вынудит турецкие компании выйти из кооперации соисполнителей программы по этому истребителю», — пишет двухпартийная группа лидеров комитета сената США по вооруженным силам и комитета сената по международным отношениям.

«Мы стремимся принять все необходимые законодательные меры, чтобы обеспечить выполнение этих мероприятий. Турция является важным партнером в программе F-35, но она не является незаменимой», — добавили законодатели в своей статье для The New York Times.

Однако Анкара по-прежнему ведет себя вызывающе, считают обозреватели другого американского издания — Defense News, подразумевая заявления главы турецкого МИД Мевлюта Чавушоглу о планах начать переговоры с Россией о покупке второго полкового комплекса ЗРС С-400.

Как сообщил Defense News дипломатический источник в США, прямая стоимость санкций США против турецкой промышленности может составить $10 млрд. «И это помимо косвенного ущерба для турецкой экономики», — добавил он.

Санкции США могут быть потенциально нацелены на высокопоставленных чиновников по закупкам и известных турецких компаний, участвующих в контракте по С-400. «Это создало бы вторую волну санкций путем прекращения участия Анкары в международных программах и контрактов турецких компаний, включая ноу-хау, с оборонными структурами, не входящими в США (но западными), — сказал американский источник. — Здесь речь идет о еще одном серьезном ущербе в дополнение к исключению Анкары из программы F-35».

Кроме того, США могут помешать нынешним и будущим усилиям Турции по экспорту вооружения и военной техники, в том числе ударного вертолета типа T129, построенного TAI по лицензии итальянско-британской фирмы AgustaWestland. T129, основанный на его предшественнике, A129 Mangusta, представляет собой двухдвигательный многоцелевой ударный вертолет.

В прошлом году Турция подписала с Пакистаном контракт на $1,5 млрд. на поставку Исламабаду 30 вертолетов T129. Однако Турции необходимы экспортные лицензии Соединенных Штатов для осуществления поставок T129 в Пакистан или для любого другого иностранного покупателя.

Помимо этого, в декабре прошлого года правительство Филиппин выбрало T129 для оснащения национальных вооруженных сил, и в настоящее время между Анкарой и Манилой ведутся переговоры о продаже восьми вертолетов.

Меня могут спросить: причем тут муниципальные выборы, и тем более Стамбул, особенно с учетом усиления антизападных настроений в турецком обществе?! Да, на самом деле, антизападные настроения усиливаются, притом, не только среди бедных слоев населения. Но экономику регулируют не настроения. Как говорится, деньги любят счет. А промышленно-финансовые слои, даже если они являются сторонниками Эрдогана, считать умеют.

Необходимо учесть, что с середины 1990-х годов экономика Стамбула является одной из самых быстрорастущих экономик городов в рамках ОЭСР. Согласно исследованиям компании McKinsey Global Institute, к 2025 году город займёт в списке ВВП городов по ППП 14-е место в мире, а номинальный прирост к этому моменту составит порядка $291.5 млрд. На него приходится 27 % ВВП всей Турции и 20 % всей находящейся в стране рабочей силы. ВВП на душу населения Стамбула на 70% выше среднего показателя по стране, а производительность как региона выше примерно на 50 % при том, что в основном стамбульская экономика производит продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь собирается около 40 % всех турецких налогов. Данные показатели учитывают также 30 проживающих в городе миллиардеров. (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BB#%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0).

Не так просто представить, что почти 30 процентов ВВП Турции создается в Стамбуле. Не так просто представить, что в Стамбуле собираются почти 40 процентов налогов Турции. Таким образом, промышленно-финансовые тузы заправляющие экономикой этого   города, а значит, и Турции не могли быть довольны политикой Эрдогана и тем, куда он ведет страну.

Да,  Эрдоган крупно проиграл. Даже если на этой неделе Центризбирком отменит результаты выборов в Стамбуле, он все равно будет чувствовать себя побежденным. Он лишился поддержки думающей и созидающей Турции. Малограмотная, малообеспеченная часть населения остается его единственной социальной базой. Пока ему удается сохранить контроль над этой электоральной базой. Но только пока…

Ему удается обеспечить единство собственной электоральной базы только из-за отсутствия иной серьезной и более умеренной  политической силы, способной выражать и защищать интересы верующих. В случае появления подобной политической силы способной привлечь к себе хотя бы 10 процентов этой электоральной базы в будущих парламентских выборах поражение возглавляемой Эрдоганом ПСР гарантировано.  А подобная партия может возникнуть буквально в ближайшее время.

Как стало известно, экс-президент Турции Абдулла Гюль и бывший премьер-министр Ахмет Давутоглу ведут переговоры о создании собственной политической партии. Об этом сообщают турецкие СМИ.

Как сообщает Hürriyet, официальных заявлений на этот счет пока нет, но прозрачные намеки на такую возможность довольно часто поступают из различных источников. В том числе не исключается вероятность того, что лидером новой политической структуры может стать Ахмет Давутоглу.

Сам Давутоглу пока воздерживается от ответов на вопросы по этой теме, ограничиваясь заявлением о том, что в ближайшее время проведет пресс-конференцию, на которой расставит все точки над «i». Надо учитывать и то, что на Западе Давутоглу воспринимается намного более договороспособным политиком.

Почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что в случае появления новой, более умеренной, но влиятельной исламистской партии во главе с популярными политиками, представляющими «старую гвардию» ПСР, Эрдогана покинет его нынешний союзник – Бахчели. Лидер националистов одним из первых покинет тонущий корабль. Да, и в самой ПСР, скорее всего, произойдет раскол.

В рамках демократических процессов и процедур Эрдогану, вряд ли удастся избежать подобной перспективы. После нашумевших коррупционных скандалов, он расстался и с ореолом «неподкупности». Его развенчали. У него практически нет выбора. Общество устало от него. Остается только еще более закручивать гайки. Но, при этом надо учитывать, что если уж очень сильно закручивать их можно сорвать…

| 2019-05-06T12:41:05+00:00 6 мая 2019, 11:11|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (12 оценок, среднее: 9,33 из 10) Загрузка...|