Днем с огнем не сыщешь: в стране дефицит профессиональных школьных психологов

Серьезные инциденты в средних учебных заведениях столицы стали в последнее время пугающе частым явлением. Причина– нездоровая обстановка в школе, в частности, дискриминация, преследование одними учащимися других, конфликты с преподавателями, безразличие взрослых к проблемам детей и т.д.

На днях замминистра образования Фирудин Гурбанов  заявил, что в Азербайджане планируется проведение диагностического оценивания в целях повышения заработной платы школьных психологов.

Напомнив, что эта процедура была проведена для учителей, Ф.Гурбанов, как сообщает Trend, добавил, что в стране готовится план дополнительных мер по подготовке психологов: «В школах нужны психологи, так как с их помощью можно урегулировать возможные конфликтные ситуации».

Замминистра считает, что психологи должны относиться к своей профессии искренне: «Школам Азербайджана нужны профессиональные психологи».

Как рассказала # исполнительный директор неправительственной организации «Надежное будущее» Кямаля Ашумова, по ее мнению, провести диагностическое оценивание психологов будет проблематично. Причина в том, что их крайне мало. В штате такая должность есть, а самих психологов часто нет.

«По сути, проверять особо-то и некого. Надо начать не с проверок, а с усовершенствования системы института школьного психолога. Эту проблему много лет обсуждают не только государственные структуры, работающие в сфере защиты прав детей, но и НПО, занимающиеся этими вопросами»–сказала эксперт.

По ее словам,  никто не идет в школьные психологи, так как для этого нет мотивации. А все из-за низкой зарплаты.

«Приходишь в школу, спрашиваешь, есть ли там психолог, и  нередко слышишь: «Да, но она ушла в декрет, вернется через три года». Конечно, это значит, что по факту психолога нет.  А если и есть, то это часто не те, кадры, которые должны быть, им не хватает квалификации»–отметила К.Ашумова.

Она заявила, что, как правило, школьными психологами работают педагоги  математики или биологии, или же кто-то еще также не имеющий отношения к психологии. Нужно же, чтобы школьными психологами были только люди с соответствующим высшим образованием.

По словам исполнительного директора «Надежного будущего» они должны уметь проводить диагностику, делать и расшифровывать тесты. Психологи могут, как помочь ребенку, так и усугубить проблему своими неправильными действиями.

Вторая проблема — в отсутствии нормальных условий  для работы. Часто в школах отсутствуют отдельные кабинеты, нет соответствующей технической базы. Как подчеркнула  наша собеседница, нужно не просто отдельное помещение — в нем должна быть располагающая атмосфера, канцелярские товары, всякие мелочи, которые создают уют.

«Кроме того, нет официальной процедуры, протоколов, из которых было бы ясно, что из сказанного учеником можно обнародовать, скажем,  если есть угроза его безопасности, а что должно остаться конфиденциальным.  Нужно, чтобы психолог действовал не интуитивно, а четко знал, что можно делать, а что нельзя. Сейчас же анонимность весьма относительна, и то, что ученик сказал психологу, тот может передать директору, педагогам. Скажем, ребенок рассказал, что попадал в полицию, а психолог сделал это достоянием школы. В итоге, и дети, и родители, а возможно и педагоги могут относиться к нему предвзято. Зачастую, обнародование личной информации, касающейся школьника, может привести к его дискриминации в классе.  К чему это способно привести, несложно догадаться. Последствия могут оказаться катастрофичными»– уверена эксперт.

Дети сейчас не особо доверяют этим специалистам, потому что опять-таки их и специалистами не назовешь, говорит она.

«Школьные психологи должны знать, как найти подход к ребенку, быть дружелюбными, любить свою работу. Сейчас ничего этого нет. К тому же необходимо, чтобы они постоянно совершенствовались в работе, проходили тренинги, участвовали в семинарах»

К.Ашумова подчеркнула, что психолог должен нести ответственность за свои действия, если те привели к плачевным последствиям, как это было в случае со школьницей Элиной Гаджиевой.

Этот специалист в ряде случаев должен контактировать не только с ребенком, но и с членами его семьи, сказала К.Ашумова.

По ее словам, часто проблема как раз в семье, а потому важно, чтобы психолог был с ней на связи, был мобилен.

«Психолог должен делать первичную оценку, анализ семьи по телефону или хотя бы раз лично посетить квартиру школьника, у которого проблемы, посмотреть, как он живет. При необходимости после этого он должен обратиться, в  зависимости от ситуации, в социальные службы для реабилитации семьи или в полицейский департамент. Но,–отмечает наша собеседница,– приезд на место жительства ребенка сопряжен с расходами. К тому же, если родители наркоманы или алкоголики, идти одному может быть небезопасно. Потому опять-таки нужен работающий механизм, соответствующие правила от Министерства образования».

К.Ашумова подчеркнула, что один психолог не может индивидуально заниматься большим количеством детей, но он должен знать о проблемах и о том, как их предотвратить.

Что касается количества психологов в одной школе, то, как отмечает эксперт, все зависит от того, сколько детей в ней учится. Если, скажем, 500 детей, то должно быть два психолога.

«Сложность еще и в том, что в школах нет часов для психологов, которые они могли бы посвятить работе с детьми. Раз в неделю есть классный час, но он используется не для этих целей. Оставлять детей для общения с психологом после занятий тоже не выход. А ведь иногда нужно поработать с детьми в группе, например, обсудив с ними тему дискриминации, буллинга»–считает она.

Если дети зададутся вопросами, что они почувствуют, если окажутся на месте жертвы, как надо действовать в таких случаях, то, по мнению К.Ашумовой, подобных ситуаций станет меньше.  Таким образом, часто можно решить уже имеющуюся проблему, остановить травлю конкретного ребенка.

«Мы использовали этот прием в работе в рамках деятельности реабилитационного центра.  Многие проблемы можно решить внутри школы, но это не делается. Внимание начинают уделять только, когда дело принимает серьезный оборот, становится достоянием общественности. Я часто общаясь с директорами школ, говорю им о том, что столько инцидентов стало происходить в стенах школ, а выводов руководство из этого никаких не сделало. Дело в том, –считает  эксперт, –что руководство школ стремится к тому, чтобы их учебное заведение считалось образцовым, примерным, но такого не бывает. В погоне за иллюзорной образцовостью допускаются ошибки.  Дети устали терпеть плохое отношение к себе, рано или поздно они взрываются».

По словам К.Ашумовой, нужно больше работать со школами, эти заведения не должны быть закрытыми от родителей учащихся и от общественности.

 

 

| 2019-05-17T16:06:42+00:00 17 мая 2019, 18:05|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|