Дело Скрипалей. Раунд второй

В деле об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери Юлии наступило ожидаемое продолжение. По сообщению газеты The Daily Telegraph, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй и Скотленд-Ярд представили исчерпывающую доказательную базу по делу об отравлении в Солсбери. Двух подозреваемых Александра Петрова и Руслана Боширова назвали сотрудниками Главного разведывательного управления (ГРУ) Министерства обороны России.

С самого начала скандала с отравлением было очевидно, что просто так это дело российским спецслужбам не сойдет. В свое время после отравления Литвиненко британские власти ради сохранения хороших отношений с Москвой сделали все возможное ради тушения проблемы. В российской столице это поняли весьма своеобразно, хотя и в соответствии с господствующим мышлением, как проявление слабости и боязни поднимающейся с колен.

Повторный скандал дал ясно это понять Лондону. Так что Скотленд-Ярд получил полную свободу в расследовании. Не будет преувеличением сказать, что в этом британском учреждении работают профессионалы высокого класса. Найти по следам исполнителей, к тому же сделавших свою работу крайне топорно, было делом времени. Очевидно, когда следствие вышло на финишную прямую, наступила очередь политиков.

Надо полагать, что обнародованные фотографии Петрова и Боширова являются только очень малой частью собранного следствием материалов. Тем не менее, судя по очень нервной реакции Москвы доказательства такие, что отвертеться будет просто нереально. Представитель российского МИД Мария Захарова может сколь угодно отрицать и кричать о недостаточных фактах и их противоречивости, но кому нужно в Кремле и его окрестностях прекрасно понимают к чему идет дело.

В Лондоне ясно дали понять, что обладают неоспоримыми доказательствами, что с помощью химического оружия совершено нападение на одну из стран-членов НАТО. Тут один шаг до применения статьи пятой Атлантического договора о коллективной обороне. Что за этим может последовать, лучше и не думать.

Политические последствия нужно разделить на две составляющие: внутрироссийскую и внешнеполитическую.

Первый и самый главный вопрос: зачем в Москве вообще затеяли эту авантюру? Объяснения, что таким образом хотели запугать предателей и отступников действительных и потенциальных не выдерживает никакой критики. Сотрудничество Скрипаля с британскими спецслужбами после обмена тоже не бог весть какой проступок. Не он первый, другие же сотрудничают и при этом не слишком скрывают этот факт, но их никто не травит. По крайней мере, на сегодняшний день.

К тому же Скрипаль уже давно отлучен от российских спецслужб и его знания в определенной мере устарели. Как-то не тянет на столь большую операцию, не такого масштаба фигура.

Вот как раз версия газеты The New York Times о том, что Сергей Скрипаль активно сотрудничал с разведслужбами Испании  в разработке лидеров так называемой «тамбовской» (малышевской) группировки выглядит вполне убедительной. В 2008 году на Майорке арестовали Геннадия Петрова. По данным испанских следователей среди людей, активно общавшихся с ним, были и те, кого принято было считать вхожими в близкий круг Владимира Путина.

В феврале текущего года испанский судья Хосе де ла Мата выдал ордер на арест нескольких граждан России, которых подозревают в связях с мафиозными структурами. Как писала газета El Mundo, среди них оказались депутат Государственной Думы от  партии «Единая Россия» Владислав Резник, который уже находится в международном розыске. Также в этот список попала и его жена Диана Гиндина.

Испанский суд распорядился арестовать также начальника главного управления МВД России по Центральному федеральному округу Николая Аулова, который, по данным следствия, обеспечивал группировке Петрова административный ресурс, а также выступал посредником между ним и «высшими административными инстанциями России». Кроме того, ордер на арест выдан также на бывшего заместителем главы Следственного комитета (СК) при прокуратуре России Игоря Соболевского.

Скрипаль помогал спецслужбам Испании бороться с российскими криминальными авторитетами тесно связанными с высшими эшелонами российской власти, и это могло послужить причиной его устранения.

Здесь вспоминается версия, что устранение Литвиненко было местью за роль в расследовании связей Владимира Путина и его ближнего круга с тамбовской организованной преступной группировкой. Такие действия фигурантов Скрипаля и Литвиненко вполне тянут на разработку операции по их устранению. К подобным разоблачениям в московских коридорах власти весьма чувствительны и могут приговорить к высшей мере. Осталось выбрать способ устранения и исполнителя. Под этим в данном случае следует понимать не конкретных гастролеров, выполнивших в Солсбери грязную работу и изрядно наследивших не только в Великобритании, а также в Швейцарии, в частности, в Женеве, а конторы, в которых они работают.

Эксперты отмечают, что подозреваемые действовали крайне непрофессионально. Мало того, что они попали во все камеры, в какие только возможно, но не имели так называемой легенды. При выполнении подобных операций должны быть детально проработаны достоверные объяснения их действий, чтобы все выглядело естественно. Нужно не просто оказаться возле дома Скрипалей в Солсбери, а иметь правдоподобное объяснение таково пребывания. Не ради природных и иных красот городка они туда ездили. Маршрут перемещения тоже детально прорабатывается как раз для того, чтобы не засветиться, не привлечь ненужного внимания и не попадать лишний раз в камеры наблюдения.

Именно так работают профессионалы из Службы внешней разведки (СВР). Прямолинейными действиями как раз отличается ГРУ. Может быть, именно поэтому премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о том, что подозреваемые его сотрудники. При этом нельзя исключить, что в Лондоне располагают и другими источниками информации об административной принадлежности подозреваемых.

Здесь мы приходим к противостоянию между башнями Кремля, в частности, довольно давней конкуренции и вражде «соседей» — КГБ-ФСБ, в какой-то части СВР и ГРУ. Не сегодня это противостояние началось и не завтра оно закончится.

Не в последнюю очередь именно этим противостоянием вызваны последние события на Донбассе и устранение Захарченко. Там налицо попытка ФСБ захватить рычаги управления сепаратистскими регионами и поставить у руководства своих людей. В Донецке, по крайней мере, у фэсов это не получилось. Владиславу Суркову и ГРУ атаку удалось отбить. Зато в Лондоне ГРУ сильно провалилось и в ФСБ этому очень рады. Пусть теперь Сергей Шойгу отвечает перед Кремлем за провалы своих подчиненных.

Теперь о внешнеполитической части. Момент, когда Тереза Мэй выступила со своими разоблачениями, конечно, выбран не случайно. По всей вероятности он связан с приближением выборов в американский конгресс.

Во-первых, заставить Трампа через сильное нежелание ввести второй пакет санкций, которые предусмотрены законодательством США за использование химического оружия. Сроки ввода приходятся как раз на ноябрь. Цель Мэй состоит в том, чтобы добиться необратимости процесса.

Во-вторых. У британского премьера не сложились доверительные отношения с американским президентом. Ей предпочтительно, чтобы демократы, по крайней мере, в Палате представителей набрали большинство или существенно прибавили количество мандатов. Тем самым сузятся возможности политического маневрирования для Трампа, и ужесточится его внешнеполитический курс. Это в интересах Лондона.

Судя по всему, дело идет к дальнейшей изоляции Москвы и ухудшению ее отношений с Западом. Думали в российской столице о таких последствиях или понадеялись, как писал Александр Пушкин, на русский авось сейчас сказать трудно. Очень похоже на второе.

Как выходить из такого положения в Москве особо не думают, но пытаются огрызаться. Пока без особого успеха.

324 просмотров
| 2018-09-10T15:10:52+00:00 10 сентября 2018, 15:12|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|