Дело не только в нефти: на устойчивость маната давит растущий импорт

Мы привыкли слышать, что устойчивость азербайджанской валюты зависит от цены на нефть и воли Центробанка удержать или отпустить манат. Когда регулятор принимает очередное решение уронить нацвалюту на фоне снижения нефтяных индексов,  главный банк вспоминает о ее свободном плавании. Однако изъезженный сценарий формирования валютного курса оставляет место факторам, не имеющим отношения к притоку нефтедолларов.

Речь о резком падении денежных единиц  в соседних странах. Начнем с Ирана. Удешевление  валюты сопредельного государства уже открыло зеленую дорогу манату, который цепко привязан к доллару. Не удивительно,  что последнее время наши деньги  охотно принимают в этой стране, а интерес азербайджанских «челноков» к подешевевшей из-за просадки риала иранской продукции растет, сообщил эксперт-экономист Натиг Джафарли.  Азербайджанские торговцы скупают местные товары за манаты, а иранцы успешно обменивают их по фиксированному к доллару курсу.

Из-за сильного падения лиры не менее привлекательны цены в соседней Турции для обладателей американской валюты. А ведь с началом школьного сезона спрос на турецкие товары в Азербайджане традиционно повысится. Просадка рубля усилила торговлю в приграничных районах России. Торговцы продовольствием охотно берут подорожавшую азербайджанскую валюту. Это выгодно обеим сторонам, поскольку те же продукты стоят дороже на наших прилавках, а манат заметно окреп к рублю. Российские граждане с выгодой меняют наши дензнаки на доллары.  Из-за падения лари грузины также охотно торгуют за манаты.  Со слов эксперта, процессы, имеющие место в соседних странах, оказывают прямое влияние на финансовую обстановку в Азербайджане и устойчивость нацвалюты. Он также отметил, что вряд ли правила, регламентирующие ввоз и вывоз валюты, существенно повлияют на ситуацию.

«Вы можете подумать, что наши славные таможенники не допустят такого масштабного оттока валюты из страны, но границы и таможню вряд ли можно рассматривать существенным препятствием», — считает Н.Джафарли.

Выходит, что как ни был обособлен административно регулируемый Центробанком обменный курс, экономические процессы в сопредельных странах и мировая финансовая обстановка не могут обойти стороной местную экономику.

И хотя на взгляд иных экономистов, рубль и лира не должны в ближайшей перспективе повлиять на устойчивость маната и разогнать инфляционные процессы, опосредованное влияние происходящих сегодня в российской и турецкой экономике процессов на местные финансовые реалии уже ощущается.

Наиболее выразительным проявлением укрепления маната к валютам главных торговых партнеров стал рост импорта из Турции и России, а также увеличение спроса на долларовую массу.  По итогам семи месяцев текущего года только продовольственный импорт увеличился почти на 3% до 768 млн.206,06 тыс. долларов. По итогам января – июля ввоз турецких товаров в Азербайджан увеличился на 28,1%, достигнув 881,8 млн. долларов, российский импорт на протяжении года увеличился на 16,7% и составил 917,1 млн. долларов. В свою очередь импорт иранских товаров в Азербайджан вырос на 12,4% (156,2 млн. долларов).

Между тем, по данным Государственного нефтяного фонда, в июле текущего года SOFAZ реализовал на валютных аукционах Центробанка 536,6 млн. долларов в рамках трансфертов в государственный бюджет. Месяцем раньше фонд продал банкам 439 млн. долларов, увеличив объемы реализованной валюты на 22%. В целом же по итогам семи месяцев по линии суверенного фонда было продано 3 млрд. 511,1 млн. долларов. Для сравнения, в отчетный период минувшего года этот показатель был на уровне 1 млрд. 940 млн. долларов. Таким образом, фиксируется повышение спроса на доллары и резкое увеличение объемов реализуемой Госнефтефондом долларовой массы в 1,8 раза по сравнению с прошлым годом.

«Спрос на доллары будет высоким из-за роста объемов импорта», — сказал по этому поводу руководитель Центра экономического и социального развития Вугар Байрамов. С его слов, устойчивость нашей денежной единицы зависит от позиции Центробанка, цены нефти и состояния валют торговых партнеров. Исключить  фактор воздействия рубля на местную экономику невозможно, поскольку на долю России приходится 34% местного неуглеводородного экспорта и 90% всей реализуемой за рубежом аграрной продукции. В свою очередь, аграрный сектор, в значительной мере формирующий потенциал ненефтяного экспорта (полтора миллиарда в год), имеет решающее значение  для занятости населения, особенно в регионах страны.

Укрепление маната к рублю может оказать негативное влияние на позиции экспорта продукции фермерских хозяйств в России. Между тем, на долю Турции приходится 26% ненефтяного экспорта из Азербайджана и 13% торгового оборота. «В отличие от рубля, в случае с лирой Центробанк имеет более широкий диапазон воздействия для устранения нежелательных последствий. Однако возможность нагромождения множества негативных факторов ставит вопрос о применении более гибких механизмов»,- уверен эксперт.

Кстати следует отметить, что на фоне растущего спроса и почти двукратно возросшего предложения  долларов по линии Госнефтефонда, в экономических кругах озадачены тем, как поведут себя упомянутые элементы рынка в конце года. Проще говоря, насколько увеличится спрос в декабре, если уже в июле фонд продал банкам почти в два раза больше валюты? Ведь, как правило, резко возрастающий спрос в конце года увеличивает риск девальвации.

Эксперты советуют Центробанку перейти к более гибкой политике обменного курса ввиду падения валют соседних стран. Фиксированный валютный курс ЦБА не позволяет учитывать внешние факторы, уверены в ЦЭСР. Регулятору советуют поддерживать стабильность национальной валюты в оптимальном интервале для снижения внешних рисков.

252 просмотров
| 2018-08-21T20:30:27+00:00 21 августа 2018, 20:50|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|