Чингиз Фарзалиев: «Произведения, хранящиеся в нашем музее, сравнимы с золотовалютным запасом республики»

В эксклюзивном интервью # директор Национального музея искусств Азербайджана, профессор Чингиз Фарзалиев рассказывает об открывшемся после капитального ремонта корпусе «Усадьба де Бура», о новой экспозиции, и о том, как музей охраняют:

— У нас замечательный повод для встречи, он  двойной: в «семью» Азербайджанского национального музея искусств «вернулся де Бур» и вам вручили орден Şöhrət …

— Знаете, первое названное вами событие было столь долгожданным, что рассказать об эмоциях, когда по залам и анфиладам особняка де Бура прошли президент Ильхам Алиев и  первый  вице-президент Мехрибан Алиева, довольно сложно…

Первые лица государства – первые посетители! Люди, благодаря заботе и вниманию которых наша культура покоряет мир, и тем самым, открывая для многих жителей этой планеты закавказское государство с многовековой историей. Территориальное расположение Азербайджана обусловило его роль в своеобразном «диалоге культур», а потому, как я всегда отмечал, для нашей республики понятие мультикультурализм  — это образ жизни азербайджанского народа, вобравший в себя множественную красоту, привносимую извне и адаптированную в наши традиции.

Сам особняк де Бура – символ мною сказанного. Заказчик – выходец из голландской семьи, стиль – барокко, архитектор – русский инженер немецкого происхождения фон дер Нонне, здание – признанный шедевр! Сегодня, особняк заново открыт для людей, и я приглашаю всех погрузиться в атмосферу прекрасного, сочетающую красоту уникальных архитектурных решений и художественных произведений мирового, европейского и русского искусства, наполнивших внутреннее пространство одного из самых знаменитых, я бы сказал, даже знаковых зданий нашей столицы. Став ее украшением в конце  XIX века, оно не утратило своего шарма и привлекательности в глазах жителей и гостей Баку.

— Раз уж мы коснулись «содержимого шкатулки де Бура», не могли бы вы чуть больше рассказать об экспозиции, расположенной в его залах…

— Начну с того, что после ремонтно-реконструкционных работ, проведенных итальянскими и отечественными специалистами, Азербайджанский национальный музей искусств расширил свои выставочные площади, что позволило создать совершенно новую постоянную экспозицию.

Многие из художественных произведений впервые покинули фонды хранения, насчитывающие на сегодняшний день более 18 тысяч единиц. Залы и анфилады особняка наполнены образцами изобразительного и декоративно-прикладного искусства Азии, России и западноевропейских стран. Перейдя же непосредственно к самой экспозиции, замечу, что она включает в себя образцы изобразительного и декоративно-прикладного искусства Италии, Голландии, Фландрии, Франции, Германии, Англии и других стран, а также русского искусства и искусства стран Востока (Ирана, Турции, Китая). Западное искусство, в частности Италии, представлено работами художников эпохи Возрождения (Леандро Бассано, Гверчино и др.) и образцами фаянса из мастерских Урбино и Кастель Дуарте, а Голландия – работами Адриана ван Остаде, Михиля ван Миревельта и образцами фаянса Дельфтской мануфактуры. Особое внимание привлекают сервизы и статуэтки Мейсенского фарфорового завода.

Русское же искусство включает в себя художественные произведения конца   XVIII   века (Владимира Боровиковского, Федора Рокотова, Ивана Аргунова и др.), сервизы Императорского фарфорового завода, продукция заводов Фомина, Гарднера, Попова и др. Ведущими экспонатами германского искусства являются портреты последней российской императрицы Александры Федоровны и ее сестры, великой княгини Елизаветы Федоровны.

Новая экспозиция отличается тем, что впервые в истории Азербайджанского национального музея искусств демонстрируются слепки (копии), отражающие искусство Древних Египта, Греции и Рима из коллекций Эрмитажа и Государственного музея искусств им. А.С. Пушкина.

Как видите, целое путешествие как географически, так и по времени. Посетителям легко будет ориентироваться среди выставленных работ, благодаря современным технологиям–мультимедиа, где они смогут получить информацию о каждом из экспонатов. Так что, лучше прийти и самим увидеть, чем я буду долго перечислять (улыбается- авт.).

— Приоткройте, что скрывается за понятием «фонды» и насколько серьезно они защищены…

— В 2013 году здания особняка де Бура и Мариинской женской гимназии, в которых располагается Азербайджанский национальный музей искусств, были объединены  посредством переходного корпуса. Так слились воедино прошлое и настоящее, а благодаря архитектурно-дизайнерскому решению в стиле  hi — tech , и будущее. Это не только расширило выставочную площадь музея. Здесь находится его «сердце»!

На двух этажах со знаком минус разместились наши главные ценности. Это хранилище, думаю, второе в республике по значимости и оборудованию. До сих пор не было музея, фондохранилища которого имели подобное специальное оборудование.

Фонд музея состоит из шести отделов: живопись, графика, скульптура, металл, археологическая керамика и фарфор, вышивка. Понятно, что для находящихся в этих единицах экспонатов необходимы определенные условия хранения.

Баку – южный город на берегу моря, а потому внимание к нюансам по требованиям хранения повышенное. Я всегда утверждал, и буду утверждать, что художественные произведения, хранящиеся в нашем музее, сравнимы с золотовалютным запасом республики. А потому и охраняются они не менее тщательно. Забота о «стратегическом культурном запасе» Азербайджана – часть важнейшей задачи, в том числе и моих обязанностей.

Произведения искусства беззащитны перед непредсказуемостью отдельного человека, а потому защищать их необходимо всеми возможными способами. И у нас есть для этого все возможности, дающиеся современными технологиями.

— Вы говорите об экспонатах, как о живых…

— Так они таковые и есть! Пусть меня не сочтут за адепта потустороннего, но, согласитесь, ведь подавляющее большинство из них имеют собственную «историю». Порой возникает ощущение, что касаешься памяти художественных произведений, которую они сохранили о своих предыдущих владельцах или же авторах, вложивших в них вдохновение, присущее их душе. Ведь вы не можете объяснить, почему то или иное произведение искусства привлекает ваше внимание чуть больше, чем рядом стоящие.

Я предполагаю, что в такие моменты происходит некий «резонанс» и наш собственный «камертон души» просто откликается на неслышимую обычным слухом «мелодию» красоты и мудрости самого экспонирующегося предмета старины.

Потому, пользуясь случаем, призываю всех, кто переступает пороги выставочных залов, несмотря ни на какие необъяснимые порывы, соприкасаться с музейными экспонатами исключительно визуально. Произведения искусства не любят, когда к ним тянутся руками.

Даже наши реставраторы иногда отмечают, что приходится перед началом работ словно просить разрешения на «вторжение в пространство» художественной или прикладной единицы хранения. Может, они слегка и преувеличивают, но ведь те, кто посвятил свою жизнь «общению» с искусством, в любом его проявлении, чуточку иначе воспринимают окружающий мир…

— Как же вы тогда относитесь к участию художественных произведений из коллекции Азербайджанского национального музея в выставках в других странах и музеях?

— Искусство не принадлежит исключительно одному музею или стране. Оно вообще не имеет границ! Но, опять-таки, сидеть на богатствах как Скупой рыцарь? По мне, так это лишь вредит репутации музея. Мы гордимся каждой единицей хранения нашей коллекции, а обращение к ней со стороны зарубежных музеев, доказывает, какими богатствами обладает наш музей.

Например, уникальные работы на стекле Василия Кандинского, которые стали частью выставки «Багатели» к 150-летию художника в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина  в Москве. И как тут не похвастаться, что из 27 у нас их девять, тогда как в Нью-Йорке всего лишь две!

А какой неподдельный интерес вызвали три картины, вошедшие в масштабный проект «Гессенские принцессы в Российской истории», прошедшей в Музее икон во Франкфурте-на-Майне!

Участие художественных произведений в заграничных выставках – мировая практика. Приглашения на них – престиж музея. Как директор Азербайджанского национального музея искусств я испытываю неподдельную гордость за вверенную мне «культурную обитель» в связи с подобными мероприятиями.

Другое дело, что вопросы транспортировки экспонатов всегда сопряжены с множеством тонкостей, обуславливающих максимальный комфорт и сохранность «путешественника». И хоть это уже, можно сказать, отработанный до автоматизма момент, но мысленно ты словно сопровождаешь работу на протяжении всего маршрута. Поверьте, это как с родным ребенком, за которого перестаешь волноваться лишь тогда, когда убеждаешься, что он дома…

— Кстати о доме… Уверена, что в вашем доме есть художественные произведения…

— Безусловно! Как же иначе! Причем, они не просто часть интерьера. Каждое из них для меня важно, и имеет собственную наполненность.

Например, я никогда не скрывал свои глубочайшие чувства к Грузии. У меня много настоящих друзей, проживающих там, включая и художников. А потому в моей домашней коллекции есть картины Шоты Шанидзе, с которым я познакомился еще в 1975 году на Синеже, и по сей день нас связывают очень близкие отношения. Грузинскую линию продолжают картины моего друга – ректора Тбилисской государственной академии художеств Гии Гугушвили. У меня дома «живет» работа грузинского скульптора Гии Джапаридзе.

Я подбираю картины, вызывающие постоянный отклик в моей душе, и одна из них — работа прекрасной театральной художницы из Литвы, знакомство с которой состоялось на Синеже в том же 1975 году.

Также одну из стен украшает моя собственная работа, копия этюда Фалька «Гурзуф (Солнце)», сделанная в годы учебы в Московском художественном институте им. В.И. Сурикова во время практики копирования, проходившей в Третьяковской галерее.

Конечно, я не представляю себя вне изобразительного искусства Азербайджана, и горжусь тем, что дома «соприкасаюсь» с картинами Расима Бабаева.

С сожалением сейчас вспоминаю собственную стеснительность, когда великий Саттар Бахлулзаде предлагал мне в подарок свои работы, а я отказывался.

Сегодня у меня лишь несколько его графических работ, но они для меня бесценны! Есть работы Алтая Садыхзаде. Несколько работ молодых азербайджанских художников. Есть очень важная для нашей семьи работа – набросок Микаила Абдуллаева, сделанный им в процессе подготовки над портретом Юсифа Мамедалиева с натуры.

Но не надо думать, что картины, украшающие стены моего дома – сплошь шедевры. Отнюдь! Да, для меня они таковыми являются, потому что отражают мое ощущение окружающего мироздания.  Но по своему твердому убеждению, я считаю, что великое искусство не может принадлежать одному человеку. Его место в музеях, где с ним имеют возможность познакомиться и насладиться им множество людей. Находиться среди прекрасного – отдохновение ума и сердца.

Я считаю себя счастливейшим человеком. Судьба подарила мне жизнь, наполненную гармонией искусства, которую я стараюсь отражать как в своих картинах, которые пишу по сей день, так и в качестве руководителя, как я всегда утверждаю, главного музея республики (улыбается- авт.).

— Не могу не поинтересоваться — что же готовит в 2019 году главный музей?

— Планов, как говорится, множество! Музей – живой организм! За тишиной выставочных залов скрывается ежедневная работа различных отделов, работающих в научных, изыскательных и других направлениях. Но это «вне зрителя», а для него мы готовим археологическую выставку совместно с посольством Франции, идет подготовка к очередной выставке, посвященной германскому искусству из серии «Мировое искусство из коллекции Азербайджанского национального музея искусств». Практически создается новая постоянная экспозиция в продолжение «Искусство Азербайджана сквозь тысячелетие», составляющаяся из художественных работ отечественных мастеров, включающая в себя наследие  XX века. Ведь с открытием третьего корпуса музея, первый будет полностью отдан под азербайджанское искусство. Так что, в 2019 год наш музей вступил обновленным, что гарантирует новые эмоции его посетителям, которые, кто впервые, а кто вновь, откроют для себя уникальность и неповторимость отечественного художественного наследия, и сокровищ фондов Азербайджанского музея искусств…

— Мы начинали нашу беседу с двух знаменательных событий. Об одном уже немало сказано, а второе…

— Орден  Şöxrət . Один из самых важных орденов Азербайджана! Получить его – особая ответственность перед Родиной. Особая ответственность перед президентом Азербайджана, которому я благодарен за столь высокую оценку моей деятельности.

Заботу первых лиц государства мы ощущаем не понаслышке.

Культура – неотъемлемая часть гармонично развивающегося общества, без которой нет настоящего гражданина. А потому, президент Ильхам Алиев и первая леди, первый вице-президент, президент Фонда Гейдара Алиева Мехрибан Алиева столь пристальное внимание уделяют именно сохранению, развитию и приумножению культуры.

Первые лица нашего государства – люди, тонко чувствующие творчество во всех его проявлениях. Они – знатоки и ценители прекрасного. Их деятельность в культурной сфере, на мой взгляд, связана с тем, что они хотят разделить свои знания и ощущения в этой области со своими согражданами, обогатить духовно, показать насколько мы – азербайджанский народ – умеем отражать через искусство окружающее нас мироздание, будучи важной его составляющей.

И именно в этом, я вижу свое предназначение, в посильной помощи и гражданском долге, что отражает в моих глазах орден Şöxrət .

 

 

Фото — Адыль Юсифов

| 2019-01-13T15:28:59+00:00 11 января 2019, 18:15|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (4 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|