Балканские неприятности Москвы

Как известно, название страны относится исключительно к компетенции ее населения и властей. Мировое сообщество только принимает подобные изменения к сведению.

На Балканском полуострове все несколько иначе. Греция с самого начала категорически возражала против названия Македония. Сначала как одной из югославских республик, а потом и независимого государства. Причиной являлось совпадение с названием одной из греческих провинций. К тому же в Афинах считали, что название нового государства является не только узурпацией имени ее исторической провинции, но также ведет к фальсификации истории и может стать основой для предъявления Греции территориальных претензий. Как бы там ни было, но спор растянулся на долгие годы, что привело к блокированию Грецией возможности вступления Македонии в ЕС и НАТО.

Такое положение полностью устраивало, пусть и по разным причинам, как Сербию, так и Россию. В Москве вообще крайне недовольны возможным расширением Альянса, а продвижение его на Балканы вообще вызывает приступ ярости в Белокаменной. Он еще больше усилился после вступления в НАТО Черногории, что в Кремле восприняли крайне болезненно. Настолько, что решились устроить в Подгорице государственный переворот, впрочем, провалившийся.

Характерно, что неудача мятежа в Черногории существенно подтолкнула власти в Македонии к поиску компромисса с Грецией по поводу названия страны. В результате греческий премьер-министр Алексис Ципрас и его македонский коллега Зоран Заев 17 июня 2018 года на берегу озера Преспа договорились об изменении названия страны на Республика Северная Македония. В январе 2019 года македонский парламент проголосовал за изменения в конституции относительно названия страны.  Казалось бы вопрос исчерпан и одним дипломатическим конфликтом в Европе стало меньше. Это тем более важно для такого сложного региона как Балканский полуостров.

Однако в Москве описанное событие приняли в штыки. В комментарии российского МИД говорится, что «Продолжающиеся в Скопье и других македонских городах акции протеста демонстрируют глубокую поляризацию общества. Очевидно, что подобный способ решения вопросов, имеющих национальное значение для будущего страны, не является отражением воли ее народа и не может служить инструментом долгосрочного урегулирования проблемы госнаименования». Ранее в российском внешнеполитическом ведомстве заявили, что необходимые голоса в парламенте Македонии «были обеспечены путем шантажа, угроз и подкупа оппозиционных депутатов».

Раздражение Москвы понять можно. Принятие поправок в македонскую конституцию приветствовали в НАТО, Евросоюзе и США, назвав это событие «историческим» и «представляющим пример примирения для всего региона и Европы в целом». Газета «Коммерсант» приводит слова европейского дипломатического источника, что «уже в феврале НАТО намерено подписать со Скопье протокол о вступлении и после его ратификации всеми членами альянса страна станет 30-м членом НАТО».

Если это произойдет, в чем остается все меньше сомнений, вне Альянса на Балканах остаются Сербия, а также Босния и Герцеговина. Впрочем, последняя все больше сдвигается в направлении евроатлантической интеграции. Ее вступление в НАТО и ЕС вопрос относительно близкого будущего.

Неоднозначные процессы происходят и в Сербии. По крайней мере, связи Белграда с ЕС укрепляются и торговля растет. Конечно, по ряду, в том числе исторических причин, сербским сторонникам европейского курса приходится гораздо сложнее, но, судя по всему, элита приняла стратегическое решение в отношении проевропейского курса. Характерно, что в ходе своего однодневного визита в Белград президент России Владимир Путин выражал готовность согласиться с движением Сербии в ЕС и расширением ее связей с Евразийским союзом. Это не должно вводить в заблуждение, Москва будет всячески мешать усилению связей балканских государств с Западом, так как считает, что ее подобным образом вытесняют из региона.

Есть у македонской истории с переименованием и еще один важный фактор — религиозный. При этом он тесно связан и с Черногорией.

По мнению балканского специалиста в области церковных отношений Владимира Йовановича, которое приводит газета «Коммерсант», «Окончательное урегулирование отношений с Грецией и возвращение Македонии в Европу ускорят решение Вселенского патриарха». Речь идет о предоставлении македонской православной церкви автокефалии по примеру украинской.

Аналогичного добивается президент Черногории Мило Джуканович для своей церкви. В конце декабря 2018 года в интервью телерадиокомпании Cgtrk он заявил, что «Сербская церковь подрывает независимость Черногории. Для противодействия этому необходимо восстановление автокефальной Черногорской церкви».

В своей деятельности Джуканович постоянно подчеркивает, что «Черногория — это не Сербия, а Европа». В городе Никшиче он открыл памятник зеленашам — подпольщикам, которые с января 1918 года вплоть до 1929 года вели против властей королевской Югославии диверсионно-террористическую борьбу. Зеленаши планировали свергнуть правившую в Югославии сербскую династию Карагеоргиевичей и вернуть на черногорский престол добровольно отрекшегося в 1918 году монарха Николу Петровича-Негоша. Для этого при поддержке Италии они подняли в 1919 году так называемое Рождественское восстание, но оно было подавлено. По мнению Джукановича, до обретения независимости в 2006 году его страна находилась под сербской оккупацией.

В данный момент в Черногории действует Черногорско-Приморская митрополия Сербской православной церкви (СПЦ). В первых числах января текущего года между Мило Джукановичем и главой СПЦ в Черногории митрополитом Амфилохием (Радовичем) обострился конфликт. МВД лишил вида на жительство 50 сербов — священнослужителей СПЦ и членов их семей. Все они оказались нелегальными мигрантами в Черногории.

Политически СПЦ как в Белграде, так и в Подгорице выступает против внешнеполитического курса Черногории. Похоже, что подобное теперь происходит и в Македонии. Это отметил Мило Джуканович в своем интервью американскому журналу Politico. «Главной опорой оппозиции НАТО в Черногории является Сербская православная церковь».

Не удивительно, что СПЦ полностью поддерживает Русскую православную церковь в ее неприятии автокефалии украинской церкви. СПЦ находится в аналогичном положении, потому что ей угрожает парад церковных суверенитетов. Не только в Македонии и Черногории, но также и в других балканских странах, в частности, в Косово, Боснии и Герцеговине.

В Болгарии также опасаются этого процесса, так как в стране есть этнические македонцы, не признаваемые таковыми властями, и автокефальная македонская церковь может претендовать на часть Болгарии как своей канонической территории. По этой причине в Софии также поддерживают Москву в церковном вопросе об автокефалии. Подобное, хоть и  в другой постановке, заставляет Грузинскую православную церковь, быть очень осторожной в проблеме автокефалии.

В геостратегическом смысле изменение названия Македонии означает существенное поражение Москвы. Налицо продвижение НАТО на Балканах и вытеснение России из очень важного в политическом и военном отношении региона. Если добавить к этому и расстройство церковных дел близкой СПЦ, то балканские перспективы Кремля выглядят очень бледными.

Черный лебедь может прилететь и из Минска, где искры от украинской автокефалии могут, пусть и через определенное время, зажечь подобный костер.

Балканские неприятности ставят перед Кремлем трудно разрешимые дилеммы уже вблизи Смоленска.

| 2019-01-20T02:03:38+00:00 20 января 2019, 14:03|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 9,00 из 10) Загрузка...|