Азиатский национализм на море

Вспыхнет ли война в водах Восточной Азии? После того, как китайские и японские националисты заняли противоборствующие позиции на землях, которые в Китае называют островами Дяоюйтай, а в Японии — островами Сенкаку, разозленные демонстранты в городе Чэнду в юго-западном Китае запели: «Мы должны убить всех японцев».
Противостояние китайских и филиппинских судов у рифа Скарборо в Южно-Китайском море также привело к протестам в Маниле. И давно запланированный шаг к сближению Южной Кореи и Японии был надолго отложен, после того как президент Южной Кореи посетил пустынный остров, который в Корее называют Токто, в Японии — Такэсима, а в Соединенных Штатах Америки — Лианкур.
Но не стоит слишком паниковать. США объявили, что острова Сенкаку (находятся в ведении префектуры Окинава, были возвращены Японии в 1972), защищены американо-японским договором безопасности. Тем временем разногласия насчет рифа Скарборо поутихли, а пока Япония отозвала своего посла из Южной Кореи из-за инцидента с островом Токто, две страны вряд ли начнут какой-либо конфликт.
Но не стоит забывать, что Китай применил силу, унесшую жизни людей, когда выгонял вьетнамцев с Парасельских островов в 1974 и 1988 годах. Также Китай уговорил представителя Камбоджи, принимавшей саммит АСЕАН в этом году, блокировать заключительную часть коммюнике, в которой был бы затронут вопрос о «кодексе поведения» в Южно-Китайском море, — первый саммит за сорокалетнюю историю ассоциации десяти стран завершился без принятия совместного коммюнике.
Оживление крайнего национализма в Восточной Азии вызывает беспокойство, но вполне объяснимо. В Европе, сколько бы греки ни ворчали об условиях немецкой поддержки чрезвычайного финансирования, за время после Второй мировой войны был сделан большой прогресс в сплочении стран. Ничего подобного не произошло в Азии, и вопросы с 1930-х и 1940-х годов остаются нерешенными, проблема усугубляется предвзятыми статьями в учебниках и правительственными стратегиями.
Коммунистическая партия Китая уже не такая коммунистическая. Напротив, ее легитимность основывается на быстром экономическом росте и этническом национализме Хань. Воспоминания о китайско-японской войне 1894-1895 годов и японской агрессии в 1930-х очень полезны и вписываются в общую картину страданий Китая под гнетом империалистов.
Некоторые американские аналитики считают морскую стратегию Китая открыто агрессивной. Они указывают на увеличение затрат на оборону и развитие ракетных и подводных технологий, предназначенных для укрепления вод, простирающихся от берегов Китая до «первой цепи островов» Тайваня и Японии.
Другие, тем не менее, считают стратегию Китая беспорядочной, противоречивой и скованной противоборствующими бюрократическими интересами. Они указывают на негативные последствия ужесточения политики после экономического кризиса 2008 года. Действительно, Китай испортил отношения практически со всеми своими соседями.
Достаточно вспомнить инцидент с островом Сенкаку в 2012 году: когда Япония арестовала экипаж китайского рыболовного судна, протаранившего судно японской береговой охраны, Китай возобновил экономические репрессалии. В результате, по словам одного японского аналитика, «Китай забил гол в свои ворота», мгновенно разворачивая благоприятные тенденции в двусторонних отношениях во время правления Демократической партии Японии. В целом, Китай тратит миллиарды юаней, пытаясь укрепить свою так называемую «мягкую политику» в Азии, однако его поведение в Южно-Китайском море говорит об обратном.
Я спрашивал у своих китайских друзей и у официальных представителей, почему Китай использует такую непродуктивную стратегию. Первый и официальный ответ был, что Китай унаследовал исторические территориальные права, включая карту эпохи национализма, на которой нанесена «линия девяти пунктиров», охватывающая практически все Южно-Китайское море. Сейчас, когда развиваются подводные технологии, а рыбный промысел в этом регионе становится все более прибыльным, отказаться от такого наследства просто невозможно. В 2009-2010 годах некоторые чиновники среднего звена и комментаторы даже называли Южно-Китайское море суверенным «ключевым интересом» Китая, как Тайвань или Тибет.
Но китайские лидеры никогда не озвучивали точное расположение «линии девяти пунктиров», а также относятся ли их требования только к определенным участкам земли или же и к более обширным континентальным шельфам и водам. На вопрос, почему они не уточняют свои требования, мои китайские собеседники иногда отвечают, что тогда потребуются тяжелые политические и бюрократические компромиссы, которые спровоцируют местных националистов.
Более того, иногда они заявляют, что не хотят преждевременно раскрывать этот козырь. В 1995 г., а потом и в 2012 г. США объявили, что воды Южно-Китайского моря должны подчиняться конвенции ООН по морскому праву, принятой в 1982 году (которую, по иронии судьбы, США еще не утвердили), но что они сами не будут участвовать в территориальных распрях. Напротив, Соединенные Штаты настаивают на том, чтобы спорные вопросы решались на переговорах.
В 2002 году Китай и АСЕАН договорились о юридически незакрепленном кодексе поведения в таких конфликтах, но, обладая большой силой, Китай считает, что добьется большего в двусторонних, нежели многосторонних переговорах с малыми странами. Это убеждение и послужило причиной китайского давления на Камбоджу, с тем, чтобы та блокировала заключительное коммюнике саммита АСЕАН этим летом.
Но это ошибочная стратегия. Обладая большой властью, Китай будет иметь большой политический вес при любых обстоятельствах, а принятие кодекса поведения уменьшит урон, который он сам себе наносит.
Что касается островов Сенкаку/Дяоюйтай, лучшее предложение было опубликовано в журнале «The Economist». Китай должен воздержаться от отправки официальных судов в японские воды, а также использовать горячую линию с Японией для урегулирования критических ситуаций, спровоцированных националистическими «ковбоями». В то же время обе страны должны возродить заложенную в 2008 году основу для совместной разработки спорных месторождений газа в Южно-Китайском море, а японское правительство должно выкупить пустующие острова у их частного владельца и объявить их международной охраняемой морской территорией.
Всем странам Восточной Азии пора бы вспомнить знаменитый совет Уинстона Черчилля: «Лучше разговаривать, чем воевать».

98 просмотров
| 2012-09-06T17:35:48+00:00 6 сентября 2012, 17:35|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|