Азербайджанский журналист посетил Чернобыль и увидел секретный объект

Известный азербайджанский журналист Эмиль Ахундов, пройдя все необходимые процедуры, отправился в Зону отчуждения. Он посетил Чернобыльскую АЭС, город–призрак Припять и своими глазами увидел то, от чего до сих пор стынет кровь в жилах.
В интервью # Ахундов рассказывает обо всем увиденном:

—  Как вы решились на тур в Чернобыль, и как отнеслись к этой идее ваши друзья и  родные?

— Идея посетить Чернобыль засела в моем разуме довольно давно. Фотографии Припяти, увиденные мною в Интернете, вызывали во мне страстное желание увидеть эти постапокалиптические картины собственными глазами.

Во время моего прошлого визита в Киев я попытался осуществить это желание, но оказалось, что все не так просто, т.к. минимум за неделю до поездки следует отправить копию своего паспорта в министерство внутренних дел Украины для получения разрешения на въезд в Зону отчуждения. И в этот раз я ехал подготовленным, забронировав поездку заранее и отправив скан своего загранпаспорта в установленные сроки.

Друзья и родные отнеслись к моей идее не просто настороженно, но даже враждебно, всячески отговаривая меня от этой затеи. Они посылали мне фотографии детей-мутантов и ссылки на статьи с научными выкладками, рассказывающими о последствиях радиации. Но выслушав истории других моих друзей и знакомых, уже посещавших Зону и не столкнувшихся впоследствии с какими-либо проблемами со здоровьем, я все-таки решил посетить Чернобыль.

— Что входит в программу тура? Кто вас сопровождал?

— Есть несколько компаний, осуществляющих туры в Зону отчуждения. Я выбрал официальную тур-компанию Chernobyl Tour, у которой цены, конечно же, немного отличаются в сравнении с аналогичными компаниями, но именно у нее самые лучшие рейтинги и отзывы со стороны туристов.

Автобус отходит от центрального киевского вокзала в 8 утра. Дорога до Зоны отчуждения занимает около двух часов, во время которых гидом предоставляется предварительная информация о Зоне и случившемся инциденте, а также показывается документальный фильм про Чернобыль.

По прибытию на КПП в зону отчуждения, все проходит практически так же, как и при пересечении границы, разве что нет личного досмотра и металлоискателей. Охрана сверяет ваш паспорт с данными билета, который выдается вам в автобусе.

В рамках тура туристы посещают несколько брошенных городов и деревень, начиная с села Залесья, закопанного села Копачи, находящегося в 4 км от ЧАЭС, которое было ликвидировано путем полного захоронения зданий на его территории, так называемого Рыжего леса, принявшего на себя наибольшую долю выброса радиоактивной пыли во время взрыва реактора в 1986 году – высокая доза поглощенной радиации привела к гибели деревьев и окрашиванию их в буро-красный цвет.

Но, конечно же, самой интересной и продолжительной по времени стала полуторачасовая прогулка по городу-призраку Припяти. Мы сделали остановку у здания больницы, чьи подвалы до сих пор заполнены одеждой, снятой с самых первых пострадавших после взрыва, привезенных сюда, и соответственно эта зона является одной из самых зараженных во всем городе.

Прогулялись по одной из многополосных магистралей города, ныне там лес, центральной площади Припяти, сейчас там также лес, посетили стадион, также полностью заросший деревьями.

Во время всего пути следования с нами находился гид, который рассказывал нам историю каждого увиденного нами объекта, показывал фотографии мест, посещенных нами, до случившегося взрыва, а также акцентировал наше внимание на так называемых «горячих точках» – местах скопления радиации повышенного уровня, которые мы обходили стороной.

— Многочисленные компании, предлагающие экскурсии в Чернобыльскую зону в Интернете, обещают туристам доступ к некой секретной информации. Вам раскрыли какие-либо тайны?

— Гид активно делился с нами информацией как о самом инциденте, так и о процессе работ по дезактивации завода и прилегающих к нему территорий, которая в свое время была засекречена.

Лично для меня стала неожиданной информация о том, что после первого взрыва появилась угроза второго, чья сила должна была быть в сотни раз больше.

На пятый день после взрыва выяснилось, что активная зона взорвавшегося реактора все еще плавилась. В ядре содержалось 185 тонн ядерного топлива, а под ними находился резервуар с пятью миллионами галлонов воды. Вода использовалась на электростанции в качестве теплоносителя, и единственное, что отделяло ядро плавящегося реактора от воды, была толстая бетонная плита.

Плавившаяся активная зона медленно прожигала эту плиту, и если бы она коснулась воды, это вызвало бы массивный, загрязненный радиацией паровой взрыв, результатом которого могло бы стать радиоактивное заражение как минимум половины Европейского континента.

Эта огромная по своей территории зона стала бы непригодной для жизни на ближайшие 500 тысяч лет!

Трое работников завода, зная о том, что получат несовместимую с жизнью дозу облучения, спустились в водолазных костюмах в резервуар с водой для того, чтобы открыть сливные клапаны и опустошить бассейн до того, как до него доберется плавившееся ядро реактора. Так ценой трех жизней были спасены миллионы.

Еще одним дополнительным бонусом при посещении Чернобыльской зоны отчуждения стал визит к советской загоризонтной радиолокационной станции «Дуга 1» для системы раннего обнаружения пусков межконтинентальных баллистических ракет.

До недавних времен это был совершенно секретный объект, посещение которого стало возможным лишь с конца 2013 года.

Во времена холодной войны эту станцию построили в ответ на появление угрозы по бомбардировке Москвы, Ленинграда и Урала со стороны США, и на ее строительство ушло 14 миллиардов долларов США. Сумма для советского времени – запредельная.

После того, как она начала свою работу в 1976 году, ее трансляции нарушали радиосвязь на всей планете. Сигнал регистрировался не только специальной аппаратурой, но и был слышен в обычных радиоприемниках, как пульсирующий стук, за что ее назвали «Русским Дятлом».

О назначении объекта ходили легенды – от изменения погоды до разрушающего влияния на сознание людей. После катастрофы на Чернобыльской АЭС объект был законсервирован.

— Удалось ли вам самому заметить что-то необычное?

— В зоне отчуждения все необычно по-своему. Но столкнуться с какими-то либо паранормальными явлениями, на которые делают упор в разных фильмах ужасов, посвященных этой зоне, нам, слава Богу, не пришлось.

Из необъяснимого могу только рассказать о светящемся круглом объекте, легко различимом на двух фотографиях, которые я сделал на одной из улиц Припяти, который не был виден невооруженным взглядом.

Его природу мы с гидом так и не смогли понять. Скорее всего, это оптический обман преломляющихся солнечных лучей, но, конечно, очень хочется верить, что мне удалось запечатлеть что-то паранормальное (смеется -авт.)

— Входит ли посещение бывшей ЧАЭС в рамки тура? Если да, опишите свои ощущения…

— В рамках тура мы объехали территорию завода по периметру, и сошли возле мемориала, посвященного 20-летию изоляционного сооружения над четвертым энергоблоком, которое получило название «Укрытие».

В 2016 году ввиду высокой степени риска в случае разрушения этого сооружения, над ним был построен еще один купол, получивший неофициальное название «Саркофаг». Старое защитное сооружение, оставшееся под новым куполом, сейчас демонтируется с помощью роботов, дистанционно управляемых работниками завода. Этот процесс завершится к 2020 году.

— Встречали ли вы на пути следования животных?

— Нашей небольшой группе не удалось встретить ни одного животного за время тура. Впрочем, по многочисленным и разнообразным следам на поверхности снега, было понятно, что их здесь обитает немало. В основном это волки, реже медведи.

На территории же самого завода и на КПП обитают дружелюбные собаки, которые привыкли к потоку туристов и с удовольствием дают себя погладить. Но не следует забывать, что после контакта с местными собаками следует помыть руки, так как они беспрепятственно передвигаются по всей зоне отчуждения и могут иметь на своей шерсти частицы радиационной пыли.

— Какие рекомендации получают туристы от организаторов тура, что едят те, кто остается там с ночевкой, и можно ли брать в поездку собственные дозиметры?

— Еще на пути следования в Зону отчуждения туристы подписывают документ, в котором обязуются следовать наставлениям гида. В числе правил, указанных в документе, значится пункт о запрете входа в здания в Припяти.

Этот пункт обусловлен не столько уровнем радиации в них, а скорее тем фактом, что эти здания находятся в аварийном состоянии и могут банально обрушиться.

Несмотря на то, что в Припяти никто не живет, в самом городе Чернобыль постоянно проживает около 1500 человек. Большая часть из них все еще работает на заводе в режиме вахты – две недели в Зоне отчуждения, две недели – за ее пределами. Но есть и так называемые самоселы.

После выселения жителей из Зоны отчуждения для них был построен отдельный город Славутич, находящийся в 60 километрах от Чернобыля. Но после того, как радиационный фон спал, некоторые представители старшего поколения решили вернуться на свои исконные земли.

Так вот в Чернобыле на данный момент работают два отеля, несколько ресторанов и кафе, магазин и даже караоке. При организации двухдневных и более продолжительных туров туристы остаются в одном из отелей на территории города Чернобыль.

В рамках же нашего однодневного тура, как я рассказал ранее, мы отобедали в столовой на территории самой станции. И это было тоже своего рода возвращением в Советский Союз. Кстати, перед входом в столовую установлены сигнальные установки для проверки уровня радиации всех входящих сюда людей. В случае если аппарат срабатывает, назначается дополнительное обследование. В случае со мной и моей группой, аппараты показали отсутствие зараженности. Проверку на аналогичных аппаратах мы проходили еще дважды – при выезде из 10-километровой и из 30-километровой зоны.

Касательно дозиметров, они раздаются за отдельную оплату представителями тур-фирмы, но не возбраняется иметь свой собственный, в случае если он у вас имеется.

—  Что показывали ваши приборы в зоне отчуждения?  

— Дозиметры, розданные участникам тура, были установлены на делении в 0,3 миллизиверта – международной допустимой норме излучения в городах. При повышении окружающего уровня радиации они начинали издавать тревожные звуки. Такое было лишь единожды, когда мы проезжали Рыжий лес. В других же случаях гид показывал нам так называемые «горячие точки» с повышенным уровнем радиации и просил нас поднести дозиметры к ним для того, чтобы мы самостоятельно могли измерить уровень радиации.

Кстати, неожиданно самым радиационно зараженным объектом стало колесо обозрения в парке развлечений – один из символов Припяти.

Также помимо показаний текущего радиационного фона, розданные дозиметры имели и второй режим работы. Они аккумулировали всю полученную нами радиацию за время нашего девятичасового нахождения в Зоне отчуждения. При выезде из нее оказалось, что мы облучились на 0,002 миллизиверта, что равняется суточной норме в самом Киеве.

— Какие эмоции в целом оставила у вас это поездка? 

— Поездка оставила крайне позитивные эмоции, и теперь я думаю над тем, что готов к повышению градуса экстремальности. Хочу съездить в Зону отчуждения с ночевкой. А так как я, в первую очередь, являюсь арт-директором журнала, то также задумываюсь над тем, чтобы провести в Чернобыле fashion-съемку. С представителями тур-компании уже переговорил, и они подтвердили, что этот проект вполне осуществим. Дело осталось за малым – найти команду: фотографа, стилистов, визажистов и моделей, которая не побоится провести съемку в столь экстремальной локации.

| 2019-02-18T14:45:12+00:00 18 февраля 2019, 15:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (5 оценок, среднее: 9,20 из 10) Загрузка...|