Армения провоцирует Азербайджан на войну, руководствуясь логикой: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца»

Министр обороны Армении Давид Тоноян в последнее время провоцирует обострение ситуации на линии соприкосновения войск.  Он вызывающе заявил, что лично отдал приказ покарать   азербайджанского солдата, а вчера ПВО Армении задействовали зенитно-ракетный комплекс «ОСА», предприняв попытку сбить авиационные средства Азербайджана.

«Две ракеты, выпущенные зенитно-ракетным комплексом, не поразив цели, самоликвидировались в воздухе», — было сказано в оборонном ведомстве Азербайджана.

О том, какие процессы сейчас развиваются, о том, какова логика действий минобороны Армении, рассказал в интервью # депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков.

— Как вы оцениваете эти действия и заявления главы МО Армении? Может ли развитие ситуации  привести к войне?

— Обострение ситуации налицо и вполне может привести к вспышке военных действий. Если процесс дойдет до такой точки, то рискну предположить, что интенсивность военных столкновений будет существенно выше, а их театр  масштабнее, чем в апреле 2016 года. Ничего хорошего в этом нет, но логика событий, к сожалению, ведет именно к этому.

К негативному ходу событий подталкивает ряд причин, причем как с армянской, так и с азербайджанской стороны. Если бы это было не так, а был всего какой-то негативный фактор, то международное сообщество, посредничающая Минская группа ОБСЕ могли бы его локализовать и заблокировать. Однако ситуация многофакторная.

Армяне давно осознали, что при нынешнем соотношении сил (демографических, экономических, военных) и сложившемся региональном геополитическом балансе невозможно вырвать у Азербайджана капитулянтский мир, который легитимировал бы, хотя бы частично, осуществленные территориальные захваты. А хотят они не много ни мало как Нагорный Карабах и вдобавок к нему Кяльбяджарский и Лачинский районы. Официально такие наглые планы не озвучиваются, маскируя их требованием сецессии, то есть отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана и необходимости широкого территориального коридора для связи с Арменией. Однако для внутренней аудитории территориальные аппетиты не маскируются и выражаются в  более широкой форме.

Переговорный процесс, который идет на базе известных Мадридских принципов, реализовать армянские планы не позволяет. Поэтому Ереван водит посредников из Минской группы за нос, имитируя «конструктивность», выдвигает множество второстепенных инициатив, жалоб и пр. Армяне уклоняются от переговоров по существу, стремясь свести их к обсуждению процедурных вопросов (привлечение к переговорам своих карабахских марионеток или требуют уточнение базовых принципов и элементов, которые согласованы всеми участниками переговоров еще на саммите ОБСЕ в Астане 2011 года).  Ереван педалирует вопрос укрепления режима прекращения огня, введение механизма расследования инцидентов,  расширение мониторинга со стороны ОБСЕ на линии соприкосновения сторон. Одним словом, для армян переговоры рассматриваются в контексте сохранения сложившегося и поддерживаемого вот уже четверть века «статус-кво».

На все это накладываются внутриармянские политические противоречия и межклановая  борьба.  Пашинян остерегается свергнутого им «карабахского клана», лидеры которого (экс-президенты Кочарян, Саргсян и др.) подвергаются судебному преследованию, их лишают награбленного богатства и привилегий. Пашинян стремится утвердить свое влияние и в Нагорном Карабахе, где «правят балом» полевые карабахские командиры, всегда готовые провести террористическое нападение или оказать силовую поддержку противникам правительства Пашиняна.  Карабахский клан бессильный перед обвинениями в коррупции, готовится контратаковать Пашиняна за мнимую или действительную готовность к «сдаче территорий».

С учетом того, что сам Пашинян ранее был активным сторонником первого президента Армении  Левона Тер-Петросяна и идеологически близок к тем кругам, которые реалистично понимают, что затягивание переговоров ослабляют Армению, а актуализируют самый негативный сценарий – широкомасштабную разрушительную войну. Но, не желая подставляться перед карабахским кланом и своими противниками в Армении, Пашинян маневрирует, делает противоречивые заявления и шаги. Он публично сказал, что его предшественники в лице Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна вели переговоры на основе предложений, предполагавших освобождение оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха. Пашинян даже обвинил карабахский клан в намерении спровоцировать военный конфликт, пусть с риском даже потерять несколько районов, только чтобы свалить на него ответственность за неудачу и отстранить от власти.

— А как себя ведут армянские военные? Есть ли у них собственное видение и подходы или они подчинены политическому руководству?

— До недавнего времени об особой позиции армянских военных командиров говорить не приходилось. Ведь два десятилетия Армению возглавляли Кочарян и Саргсян, которые сами в прошлом были полевыми командирами и возглавляли военные структуры. С утверждением на посту главы правительства Никола Пашиняна, ситуация изменилась. Пашинян сам не участвовал в военных действиях и для военной корпорации абсолютно чужой. Что же касается министра обороны Армении Тонояна, то и он двойственная фигура. Хотя он никогда не командовал не то что корпусом, бригадой или батальоном, но даже взвод или роту не вводил в бой. При этом Тоноян ошивается в военном ведомстве более двух десятков лет. Большая часть его карьеры скорей была военно-дипломатической. Из них почти 10 лет в стенах штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, где Тоноян представлял Армению в различных программах.  Тоноян нахватался модных военных теорий, но никогда практического применения им не находилось.  При президенте Серже Саргсяне он занимал пост первого заместителя министра обороны. Делал провокационные заявления о необходимости «наказать» Азербайджан, нанести превентивный удар и расширить оккупированные территории. Но вынужден был заткнуться во время апрельских боев 2016 года. Посла разбора военных неудач Тонояна отстранили от военных дел, отправив главой МЧС.

Пашинян, у которого нет более или менее опытных военных кадров, поставил Тонояна министром обороны.  На этом посту он вновь тиражирует свои прежние завиральные, далекие от реального соотношения военных сил, идеи. Тоноян разглагольствует о новых территориальных захватах, о карательных ударах и пр. При нем на деньги, конфискованные у армянских олигархов и российские военные кредиты, приобретаются новые вооружения, а военный бюджет вырос на четверть, что при нынешнем финансовом положении Армении является тяжелым бременем.

Но, судя по некоторым признакам, Тоноян вынашивает амбициозные и крайне авантюристичные военные планы. Суть заключается в том, чтобы провести молниеносную военную операцию, спровоцировав Азербайджан и взвалив на него вину за нарушение режима прекращения огня.  Длительная война Армении не по силам.  А в ходе кратковременной войны, если сконцентрировать усилия и грамотно их задействовать, можно нанести очень болезненные удары Азербайджану. Пока Азербайджан развернется и навалится со всей своей мощью, Россия, лоббисты во Франции и в США, используя механизм Совбеза, остановят войну. Тоноян надеется, что если удастся нанести локальное поражение Азербайджану, то это вызовет кризис власти в Баку, и армяне, как и в начале 90 годов, смогут использовать это в своих целях.

При этом Тоноян считает, что риск оправдан, так как и при неудаче можно использовать ситуацию в пользу армян. Даже отступив из двух-трех районов, нанеся Азербайджану большие потери, армяне уверены, что великие державы вмешаются и добьются перемирия с вводом на линию соприкосновения разграничительных сил. Новая конфигурация все равно оставит под армянским контролем больше азербайджанской территории, чем по мирному соглашению. Конфликт будет заморожен надолго и надежно.

Авантюристы и «непримиримые»  в Армении не верят в пользу от мира с Азербайджаном. Они понимают, что пока полностью не будет восстановлена территориальная целостность Азербайджана, включая и Нагорный Карабах, особых дивидендов от этого армяне не извлекут. Региональные проекты (нефтепроводы, газопроводы, железная дорога, оптико-волоконная линия и др.) уже прошли мимо Армении. Дороги откроются, но возить из Армении нечего. Азербайджан инвестировать в Армению не будет, а на свой рынок, если и пустит, население будет бойкотировать их продукцию. То есть вместо нынешнего состояния «ни мира, ни войны» придет состояние «очень холодного мира».  Поэтому в Армении думают о войне в ключе известной поговорки: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

Что же касается Азербайджана, то переговоры ради переговоров бессмысленны. Мы неоднократно заявляли, что меры доверия, прочное поддержание режима прекращения огня не являются заменой субстантивных, то есть содержательных переговоров, а лишь благоприятный фон для достижения взаимоприемлемых компромиссов и реального утверждения мира в регионе. Но имея дело с армянами, при их склонности к авантюристичным действиям, необходимо быть готовыми к различным вариантам возобновления военных действий, но по своим планам. Но подробности такого рода уже не для широкой публики.

| 2019-06-14T16:02:04+00:00 14 июня 2019, 19:21|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|